Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная СПРАВОЧНЫЙ РАЗДЕЛ Названия жителей

ТОПОНИМИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА:
РЕГИОНАЛЬНАЯ НОРМА И ДАННЫЕ СЛОВАРЕЙ

(продолжение)

М.В. Ахметова, канд. филол. наук,
зам. главного редактора журнала «Живая старина»,
Москва

 

Новая дискуссия (скорее, не столько дискуссия, сколько манифестация локальной нормы) разворачивается на страницах районной газеты в 2001 году. 27 июня в рубрике «Точка зрения» выходит статья Александры Ининой (псевдоним редактора газеты Н. П. Морозовой) с выразительным названием «Бологое – оно мое» (очевидна аллюзия на формулу из школьных учебников по русскому языку, иллюстрирующую средний род). Приведу текст с незначительными купюрами:

Согласится ли когда-нибудь настоящий бологовец склонять имя своего города так, как склоняют в русском языке прилагательные?

Нет!

Для нас наш город – существительное! И потому так режет слух коренного жителя это «Бологого», «Бологом». Здесь так не говорят. Маленький топонимический прецедент – два различных произношения. И ежели отвлечься от суровых правил русской грамматики и перевести предмет разговора в область человеческих понятий, то никак нельзя не упомянуть незабвенного фонвизинского митрофанушку [так!]. Помните, как замечательно он разобрался со словом «дверь»? У него та дверь, что вела в чулан была прилагательным, а дверь, висевшая, как полагается, на петлях, существительным. <…>

Почему нас, бологовцев, можно огульно зачислять в митрофанушки и подозревать в незнании правил русского языка?

Не может же чья-то воля сверху убедить всех бологовцев без исключения в том, что слово (имя нашего родного города!) «Бологое» – прилагательное.

Вполне допускаю, что было в древности в обиходе у местных жителей, наших предков, слово, обозначающее качество этих мест. Здесь потом родился и вырос наш город. Здесь и мы, бологовцы, родились и выросли. И живем в Бологое. И строим его, и украшаем. Он для нас – предмет нашей любви. Совсем нам не безразлично его имя и то, как его искажают те, кто по существу-то и не имеет к нему прямого отношения.

Помните, как к удивлению многих, эстонцы добавили в название своей столицы вторую букву «Н». Для них это имело принципиальное значение. И для нас это также принципиально. Потом[у] что Бологое – ОНО МОЕ!

Все мы должны объединиться в стремлении отстоять имя нашего города. Слишком многое за этим кроется.

Поднимая вопрос на страницах газеты, не претендую на оригинальность. Спор «втихую» ведется. Давно. А известный поэт и краевед Виктор Васильевич Сычев частенько публично высказывался на сей счет. Да и на творческих встречах интеллигенции нет-нет да и возмутится кто-нибудь. Ну сколько можно терпеть? Давайте, наконец, расставим все точки над i. .

В следующей одноименной статье от 17 августа публикуются мнения читателей (жителей города и района) – вполне однозначные:

Устоявшийся вариант в произношении – не «Бологово (так!)», а «Бологое». Наконец, это более красиво… Мое мнение: не склонять ни в едином падеже (краевед и писатель Н.А. Ласточкин из с. Рютино Бологовского р-на).

Склонение имени моего города меня просто корежит. Особенно, когда приходится это слышать по радио или читать в газетах. Склонять его – такая же небрежность, как и незнание родной истории (студент Андрей Егоров).

Как бологовец, склонять «Бологое» не хочу. И не склоняю в устной речи. А вот как филолог… Не знаю, что и сказать. Предлагаю компромиссный вариант: употреблять слово «Бологое» в сочетании со словом «Город» (педагог М. Д. Овштейн).

Действительно, режет слух коренного (и не только!) жителя этого «Бологого, Бологом». Я не лингвист, но думаю, что поскольку такое склонение искажает название города, то надо, как и предлагает Александра Инина, отстоять имя города. Вот написал «Песню о Бологое», подразумевая, что она о городе Бологое. А если в названии будет «Песня о Бологом», то покажется, что написано о каком-то другом населенном пункте с непонятным названием (поэт Г. О. Обух из пос. Березайка Бологовского р-на).

Если говорить о причинах появления статьи 1967 года, логично было предположить, что редактор районной газеты просто получил указание от вышестоящих (областных) инстанций «исправить» местную языковую традицию. Тем более что по свидетельству бологовского педагога Л. А. Гончаровой, лично знакомой с А. Е. Смирновым, в 1965 году (т. е. за два года до публикации статьи) он говорил ей, что нужно чтить традиции и не склонять название города (запись 2010 года). Однако выяснилось, что это решение было обусловлено исключительно культурными причинами. По воспоминаниям нынешнего редактора бологовской газеты Н. П. Морозовой, в 1960-е годы при бологовской детской библиотеке проводился ежегодный праздник «День книги» с участием известных детских писателей; редактор Смирнов был бессменным ведущим этих мероприятий, на одном из которых произошел спор между местной интеллигенцией и писателями по поводу того, склоняется ли Бологое:

И вот помню этот спор между писателями и библиотекарями местными. <…> Я помню вот, мама (работавшая библиотекарем. – М.А.) приходила с работы, <…> всё возмущалась: «Вот что это такое, мы спорили с писателями…». <…> Вот они спорили, спорили вот, склонять или не склонять наш город. <…> И писатели, на следующий год приехав, доказали, что где-то, они письменные источники нашли, где Бологое склоняется. Там было написано «в Бологом». С тех пор пошло. <…> А, началось с чего, с газеты. То ли Александр Евдокимыч Смирнов <…> поддался. Потому что писатели, ну, видимо, авторитетные люди для него были, Царствие ему Небесное (запись 2010 г.).20

 


20 Искренне благодарю за помощь и ценную информацию Лидию Александровну Гончарову и Нину Петровну Морозову.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:
 


РЕКЛАМА




При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности