Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная РУССКИЙ ЯЗЫК Стилистика

Язык публицистики

(продолжение)

      Материалом для создания оценочной газетно-публицистической лексики служит весь словарь литературного языка, хотя некоторые его разряды особенно продуктивны в публицистике.
      Воздействующая функция газетно-публицистического стиля особенно ярко проявляется в синтаксисе. Из разнообразного синтаксического репертуара публицистика отбирает конструкции, обладающие значительным потенциалом воздействия. Именно выразительностью привлекают публицистику конструкции разговорной речи. Они, как правило, сжаты, емки, лаконичны. Другое важное их качество - массовость, демократичность, доступность. На фоне книжного в целом синтаксиса публицистики разговорные конструкции выделяются стилистической новизной. Вот характерная иллюстрация:
      "Акционирование - передача мастерской в собственность коллектива. Реакция? Никакой! Мастерская и так, по сути, была в собственности работников, интересы коллектива никак не поколебались. По существу, это социализм в другой редакции. Появилась возможность вообще не работать - закрыть мастерскую, отдав часть ее или всю в аренду торговле или иному виду бизнеса, где большой и быстрый оборот, и обеспечить дополнительно пять-семь человек не проблема. Возможно банкротство, если услуги вдруг перестанут пользоваться спросом, что маловероятно, скорее всего - из-за нерадивости. В любом случае это банкротство не результат конкурентной борьбы - просто в условиях дефицита идет спад производства. Третий вариант. Приватизация в одни руки. Основной вопрос - какие? В теневые структуры или одному из работников? Но у кого есть деньги, чтобы выкупить часть собственности у остальных? Это огромный социальный и политический вопрос, и законодательно его непросто решить, но, допустим, он как-то решился. Что делает новый частный владелец? Выгнать всех? Заставить качественно и много работать? Но как? Нет дополнительных средств, да и сам новый собственник - продукт Дружбы. Более того, теперь к обувному делу его ничего не привязывает, он будет искать более прибыльный бизнес - в итоге мастерская закроется, хотя обувь все равно чинить надо. Скорее всего, он будет использовать возможности частника-монополиста и найдет "общий язык" с теми, с кем работал прежде. Что следует из этого беглого и приблизительного расклада?"
      Цитируемый отрывок типичен для современной публицистики. Он построен по типу разговорной речи, по типу диалога. Автор высказывает какую-либо мысль, положение. И тут же задается вопросом, справедливо ли это утверждение. Если провести стилистический эксперимент (лингвисты нередко пользуются этим методом) и представить данный фрагмент в виде сплошного монологического рассуждения, а затем сравнить два текста, то мы увидим, что вопросы оживляют изложение, придают ему динамизм, живость, выразительность. Вопросно-ответное построение легче воспринимается читателем.

      Характерна для многих публицистических жанров также идущая от разговорной речи рубленая проза: короткие отрывистые предложения, напоминающие живописные мазки, из которых складывается общая картина:
      I. Пальмы, песок, вода. Побережье Цейлона. Стрельчатые листья кокосовых пальм шевелятся, шуршат на ветру. Песок мокр и тяжел от приливной волны. Солнце просушит их в часы отлива. А пока вода - полновластная хозяйка. Деревни льнут к океану. Хижины из пальмовых листьев, бамбука, обмазанного глиной, защищены от солнца листьями кокосовых пальм.
      II. Большой зал. В углу огромный глобус. На стенах карты материков, схемы. На них красными линиями вычерчены будущие витки полета космического корабля. Горят голубые экраны электронных приборов. По ним непрерывно бегут белые линии. У телеэкранов, радиоприемников склонились в деловом напряжении операторы.

      Очень выразительны в публицистике характерные для разговорной речи присоединительные конструкции. Вот характерный пример из мемуарного очерка К. Чуковского "Чехов":
     "И до такой степени он был артельный, хоровой человек, что даже писать он мечтал не в одиночку, а вместе с другими, и готов был приглашать к себе в соавторы самых неподходящих людей.
       "Слушайте, Короленко... Будем вместе работать. Напишем драму. В четырех действиях. В две недели".
        Хотя Короленко никогда никаких драм не писал и к театру не имел отношения.
        И Билибину:
       "Давайте вместе напишем водевиль в 2-х действиях! Придумайте 1-е действие, а я - 2-е... Гонорар пополам".
        И Суворину:
       "Давайте напишем трагедию "Олоферн" на мотив оперы "Юдифь", где заставим Юдифь влюбиться в Олоферна... Сюжетов много. Можно "Соломона" написать, можно взять Наполеона III и Евгению или Наполеона I на Эльбе".
        И ему же через несколько лет:
       "Давайте напишем два-три рассказа... Вы - начало, а я - конец".
        И даже с Гольцевым, профессором-юристом, совершенно непригодным для изящной словесности, он не прочь засесть за писание драмы, "которую, пожалуй, и написали бы, коли тебе хочется. Мне хочется. Подумай-ка
".
Присоединительные конструкции в этом отрывке делают речь живой, естественной, раскованной, близкой к разговорной речи чеховских писем, которые цитирует К.И. Чуковский.


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности