Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная РУССКИЙ ЯЗЫК ЛИКБЕЗ ОТ "GRAMMA.RU"
 

БЫВАЕТ СЛАЩЕ, НО РЕЖЕ…

(образование форм сравнительной степени прилагательных и наречий с основой на -дк-; о сластях и сладостях)

       При образовании форм сравнительной степени прилагательных и наречий с основой на -дк- происходит регулярное чередование этого сочетания со звуком ж: гадко - гаже, гладко - глаже, жидко - жиже, редко - реже. Однако наречие сладко и прилагательное сладкий вместо ожидаемой формы сравнительной степени слаже дают совершенно иную - слаще… Следует заметить, впрочем, что в древних текстах, русских диалектах и просторечии употребление исторически закономерной формы слаже фиксируется многократно: Ничьто же слаже, еже вънимати заповедемъ Господнимъ (Нет ничего более сладостного, нежели следовать заповедям Господним) (Сбор. 1076. Цит по: Срезневский И.И. Словарь древнерусского языка. Т. З. Ч. 1. М., 1989); Нет слаже для человека и нет нужнее, как счастие (Григорий Сковорода); Чем сон слаже, тем жизнь гаже (Поговорка); ...он ... того не хочет понять, что этим разнесчастным бабенкам и детишкам не слаже нашего в тылу приходилось (М. Шолохов. Судьба человека); Кто слаже не дрожал, / Когда кипит в отливе лунном пена? (И. Северянин); сладкий - сравн.ст. слаще; !неправ. слаже (Еськова Н.А. Краткий словарь трудностей русского языка. М., 2005) и т. п.

      Откуда же взялась форма слаще? Очевидно, что звук щ мог появиться в этом слове только в результате чередования с сочетанием ст под влиянием j (ср. растить - ращу, сластить - слащу и т. п.). Оказывается, еще в древнейшую эпоху жизни нашего языка в нем существовали параллельные формы прилагательных сладъкый (от корня слад- + суффикс -ък-) и сластьный (от существительного сласть + суффикс -ьн-). Именно от прилагательного сластьный, по всей видимости, и образована форма сравнительной степени слаще. «Словарь древнерусского языка» И.И. Срезневского отмечает, что прилагательное сластьный в значении сладкий использовалось только в образных выражениях, а кроме того могло иметь переносные значения 'приятный', 'страстный' и 'сластолюбивый', наречие сластьно употреблялось также в переносном значении 'в удовольствии, приятно'. Тогда как прилагательное сладъкый гораздо чаще, нежели в переносных, образных, использовалось в прямых значениях 'имеющий сладкий вкус', 'вкусный' и 'пресный' (в противопоставлении с солёный).

      Любопытно, что семантическая конкуренция форм этого корня с конечными ст и д продолжается и по сей день – уже в существительных. До сих пор мы сомневаемся, в каком случае следует говорить о сластях, а в каком – о сладостях. «Здравствуйте! Будьте добры, помогите понять разницу толкования и употребления слов "сласть" и "сладость". В школе нам объясняли разницу так: русские лакомства - это сласти, а если восточные - то только сладости (и вообще это слово употребляется только в словосочетании "восточные сладости"). Есть ли у какого-то из этих слов отношение к эмоциональной сфере? Например, я слышала толкование такое, что пища - это сласть, а сладость - "это то, что может доставить женщина, то есть, из области эмоций" (передаю со слов коллеги-мужчины). Пожалуйста, помогите разобраться» (http://www.slovari.ru).

      По этому поводу «Словарь трудностей русского языка» Д.Э. Розенталя и М.А. Теленковой (М., 1985) сообщает следующее:
«СЛАДОСТЬ – СЛАСТЬ. Совпадают в значениях, но по значениям различаются стилистически.
1. Сладкий вкус (сладость – нейтр., сласть – прост.). Наконец она почувствовала сладость на измазанных шоколадом губах (А.Н. Толстой). Нынче в них [вяземских пряниках] больше прежнего сласти убавилось (Салтыков-Щедрин).
2. Довольство, радость, счастье (сладость – нейтр., сласть – прост.). Мечты, мечты, где ваша сладость? (Пушкин). Не жизнь, а сласть одна.
3. Приятное ощущение; удовольствие, наслаждение (сладость – разг., сласть – прост.). Не велика сладость быть великим писателем (Чехов). Она и слышать не хочет про второго мужа. Будет, говорит, мама. Пожила с одним, нагляделась на бабью жизнь – сласти немного (Неверов).
4. мн. ч. Кондитерские изделия, лакомства (сладости – нейтр., сласти – разг.). …Он приносил по привычке ей сладости: то шоколад, то апельсин или яблоки (Лидин). Василиса внесла целый поднос всяких сластей, варенья, печенья и прочего (Гончаров)».

      Иначе говоря, авторы названного словаря во всех без исключения случаях признают существительное сласть вариантом более низкого стиля речи, нежели форма сладость. Однако можно ли счесть этот приговор окончательным и обжалованию не подлежащим? Автор популярнейшей в шестидесятые-семидесятые годы книги «Правильно ли мы говорим?» Б.Н. Тимофеев сетовал по поводу того, что «старинное русское слово "сласти" … постепенно исчезает. Его заменяет и вытесняет опять-таки «приблизительное» слово "сладости", особенно в широко распространенном словосочетании "восточные сладости".
      Между тем "сласть" и "сладость" — совсем не одно и то же, хотя и являются близкими понятиями.
      Русский народ и писатели-классики в этом отлично разбирались.
      Пушкин писал: «Мечты, мечты, где ваша сладость?..» а также:
      «Его стихов пленительная сладость...»
      Через сто лет мы читаем у Маяковского в стихотворении «Севастополь—Ялта»:
«Привал,
шашлык,
не вяжешь лык,
С кружением
нету сладу.
У этих
у самых
гроздьев шашлы –
Совсем поцелуйная сладость...
»
     Ясно, что "сладость" — больше отвлеченное понятие приятного свойства или настроения, чем ощущение, воспринимаемое органом вкуса.
     "Сласти" же (во множественном числе) — это сладкая еда: конфеты, пряники, пастила, халва.
     Вспомним народную пословицу: «Одни сласти есть, горечи не узнаешь».
     Это же подтверждает русская литература. В предисловии к «Герою нашего времени» М.Ю. Лермонтов писал: «Довольно людей кормили сластями... нужны горькие лекарства...»
     Открываю «Записки одного молодого человека» А.И. Герцена и читаю: «В антрактах, между одной кадрилью и другою, наполняют „желудка бездонную пропасть", как говорит Гомер: дамам сластями, мужчинам водкой, вином и солеными закусками».
      То же читаю у Д.Н. Мамина-Сибиряка в рассказе «Казнь Фортунки»: «Продолжать это слишком шумное удовольствие не было возможности, и остатки сластей были розданы прямо на руки».
      О "сластях" упоминает также И.А. Бунин в рассказе «Господин из Сан-Франциско».
      Итак, убедившись, что между словами "сладости" и "сласти" существует различие, признаем, что говорить надо "восточные сласти" (имея, конечно, в виду лакомства), а не "восточные сладости", хотя последнее неправильное словосочетание и широко вошло в нашу разговорную речь.
      И вообще — не будем путать слова "сласть" и "сладость"!»

      Аргументы автора книги «Правильно ли мы говорим?» оспорить нелегко. Разница в значениях существительных сласть и сладость отмечается не только в приведенных им цитатах из классических текстов, но и в словаре В.И. Даля: СЛАДКИЙ <…> Сладкость ж. качество всего сладкого на вкус. Сладость, тоже; но бол. в знач. услада, наслаждение, нега. Сладкость (или сладость, сласть) меду либо сахару на вкус неодинакова. Сладость итальянских ночей воспета поэтами. Сладость чистой совести. <…> Сласть ж. сладость, сладкая пища, лакомство; сласти, сладкие закуски, напр. сахарнички, пастилы, варенья и пр. | Эка сласть какая! весьма вкусно; или: экая услада, наслаждение!

      И хотя со времени выхода книги Тимофеева и впрямь уже почти полвека прошло и все современные словари отмечают, что существительное сладости в значении «кондитерские изделия» окончательно вошло в литературный язык, списывать в архив форму сласти, кажется, все-таки рановато. Ведь нашему языку, столетия назад уже утратившему противопоставление образного определения качества сластьный конкретному сладъкый, тем более важно сохранить пару сладость - сласть: Сластей ты мне не подноси: что сахар, пряный мед? // Cладка лишь сладость губ твоих, что хмель вина обжег (Хафиз в пер. Г. Плисецкого); Тут вошли монахи с подносами, и начали расставлять между собеседниками круглые и квадратные горшочки, с янтарной рыбой и с розоватым мясом, наструганным колечками и залитым шкворчащим соусом, с зелеными травами и с красными яблоками, и со сластями, чья сладость пронзает душу (Юлия Латынина. Сто полей).

      Ибо потерять и вообще-то гораздо легче, нежели приобрести.

ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК
МОРФОЛОГИЯ И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
ПРИНЦИПЫ ОРФОГРАФИИ
ПРАВИЛА ОРФОГРАФИИ
СИНТАКСИС И ПУНКТУАЦИЯ
ЛЕКСИКОЛОГИЯ
ФРАЗЕОЛОГИЯ
СТИЛИСТИКА
ОРФОЭПИЯ
ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ
ЭКЗАМЕН
ТЕСТЫ, ЗАДАНИЯ
ЛИКБЕЗ ОТ "GRAMMA.RU"
А ВЫ ЗНАЕТЕ...
БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЕ СЛОВА
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности