Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная РУССКИЙ ЯЗЫК Современный русский язык
 

ПАЛИНДРОМИЯ КАК ТВОРЧЕСКИЙ РЕСУРС ЯЗЫКА.
К философии и лингвистике обратного слова

(продолжение)

Михаил Эпштейн
профессор теории культуры и русской литературы университета Эмори (Атланта, США)

 

3. Палиндромия, или противописание. Особенность палиндромии как способа словообразования состоит в том, что он не предполагает морфемного разложения и нового синтеза данного слова. Этим способом образуются слова, сохраняющие буквенный состав мотивирующего слова, но выстраивающие его в обратном порядке, причем новым словам задается и значение, обратное мотивирующему слову. При этом имеется в виду палиндромия третьего типа, поскольку первые два типа, амбинимия (шалаш – шалаш) и ретронимия (ропот – топор), не образуют новых слов, а лишь используют симметрию слов, уже наличных в языке.

Только в этом третьем своем измерении палиндромия и становится поистине универсальной, а вместе с тем и проективной, т. е. начинает творить новые, потенциальные слова – из всех существующих. Конечно, кроме тех, которые уже охвачены первыми двумя видами палиндромии. Но амбинимов и ретронимов в языке – крошечное меньшинство (несколько сот) в сравнении с реверсивами (число которых равно всему словарному запасу языка минус амбинимы и ретронимы).

Я, разумеется, не предлагаю сочинять тексты, сплошь состоящие из палиндромов третьего типа, и не призываю заполонить ими русский язык – это было бы катастрофой. Остранение вещи и обращение ее имени – это редкая удача, которое достигается терпением, здравым смыслом и уважением к наличному словарю. Именно устойчивость словаря может обеспечить эффект внезапного структурного взрыва в одной из его частиц. Чтобы случилась странность, нужна привычка, автоматизация. Иначе получится малоинтересная абракадабра. Важно лишь помнить, что такой способ словообразования возможен, а удача того или иного реверсива зависит от случая, вкуса, изобретательности, изящества, звуковой игры, смысловой точности и т. д.

Скажем, есть в языке есть такой способ словообразования – сложение основ: паровоз, дровосек, землевладелец, кровообращение и т. п. Хорошие, обиходные слова. Но наличие такого способа вовсе не предполагает, что мы немедленно начнем спаривать все основы и производить таких уродцев, как "крововоз", или "парообращение", или "дровосос". Это только способность словообразования, очень избирательная и применимая далеко не ко всем словам и основам. Так и с палиндромией – "противописанием". "Гурд" мне кажется жизнеспособным реверсивом, а скажем, "еинелвя" (явление) – нежизнеспособным. И конечно, чтобы стать словом, реверсив должен получить значение и войти в употребление хотя бы узкого круга лиц, которые воспринимают его как самостоятельную лексическую единицу.

В теории словообразования есть понятие "мотивации": производное слово мотивируется производящим. Например, в лингвистике говорят, что слово "водный" мотивируется словом "вода". В языке практически нет немотивированных слов, т.е. взятых ниоткуда. Если такие звукосочетания и образуются, они, как правило, не остаются в языке, потому что их нельзя запомнить. Палиндромия – вполне мотивированный способ словообразования. Каждое слово мотивируется самим собой, своим фонетическим составом, а его смысл мотивируется смыслом исходного слова, ортонима.

Следует признать, что обратимость – не очень в природе русского языка, в силу его флективного строя, длинности слов, специфичности суффиксов и окончаний, которыми слова заканчиваются, но, как правило, не могут начинаться: ние – еин, ство – овтс, ость – тсо, и т. д. В русском языке гораздо меньше амбинимов и ретронимов, чем, например, в английском. Поэтому и для словообразовательной реверсии наиболее подходят короткие слова, без суффиксов и с нулевыми окончаниями, типа друг – гурд, тело - олет, поле - елоп, вечер - речев, гнев - венг, снег - генс, пирог – горип, гриб – бирг.

Чем больше букв в алфавите данного языка и чем больше средняя длина слова, тем меньше случаев палиндромии первого и второго типа и тем больше возрастает значение палиндромии третьего типа, т. е. не частной, а универсальной, охватывающей каждое слово. В иврите, с его 22 буквами и пропуском гласных, теснота словесного ряда столь велика, что почти любое сочетание букв, в прямом или обратном порядке, дает слово; поэтому здесь высок удельный вес амбинимии и особенно ретронимии. В английском языке, с его 26 буквами алфавита и средней длиной слова в 5 букв, буквенный ряд тоже достаточно плотен, хотя и не так, как в иврите. В русском языке, с его 33 буквами алфавита и средней длиной слова 6 букв, буквенный состав еще более разрежен, т. е. вероятность того, что из обратного порядка букв составится другое слово, уже наличное в языке, сравнительно мала. Тем самым усиливается роль в русском языке не избирательной, а универсальной и проективной палиндромии.

 

На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК
МОРФОЛОГИЯ И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
ПРИНЦИПЫ ОРФОГРАФИИ
ПРАВИЛА ОРФОГРАФИИ
СИНТАКСИС И ПУНКТУАЦИЯ
ЛЕКСИКОЛОГИЯ
ФРАЗЕОЛОГИЯ
СТИЛИСТИКА
ОРФОЭПИЯ
ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ
ЭКЗАМЕН
ТЕСТЫ, ЗАДАНИЯ
ЛИКБЕЗ ОТ "GRAMMA.RU"
А ВЫ ЗНАЕТЕ...
БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЕ СЛОВА
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности