Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная РУССКИЙ ЯЗЫК Современный русский язык
 

СКОЛЬКО БУКВ В РУССКОЙ АЗБУКЕ

С. Друговейко-Должанская

(продолжение)

Но еще до официального утверждения буквы ё она была введена в русскую типографскую практику Н.М. Карамзиным, который в 1797 г. употребил этот знак в издании второй «книжки» «Аонид». Употребил всего единожды – в стихотворении «Опытная Соломонова мудрость», в слове слёзы, рифмующемся со словом розы (Там бедный проливает слёзы, / В суде невинный осужден, / Глупец уважен и почтен; / Злодей находит в жизни розы…), и сопроводил это новшество примечанием: «Буква е с двумя точками наверху заменяет ïô». Иначе говоря, здесь постановка двух точек над буквой вызвана желанием поэта предупредить неверное чтение слова – указать на то, что для рифмы необходимо прочесть слово слёзы с [о], а не [э] (слезы), как произносились все слова с е под ударением в книжно-славянском стиле (ср., напр., рифму небес – слез в другом стихотворении этого сборника). Против такого нововведения резко выступал уже современник Карамзина и его антагонист – А. С. Шишков, который усматривал в начертании буквы ё «перенос двух точек с иностранных букв на нашу», а сам звук, изображаемый этой буквой, полагал «простонародным» и «безобразным». Однако надстрочный знак «две точки над буквой» может быть связан не с западноевропейской, а с церковно-славянской рукописной традицией, в которой нередки такие «просодии» (диакритические знаки), как две точки (или две косые черты, или две запятые) над буквой ï десятеричное и другими гласными. В некоторых средневековых грамматических сочинениях две косые черточки над буквой (//) назывались термином «оковавы», восходящим к слову око. Можно предположить, что знающий об этой традиции Карамзин, известный историк и выдающийся палеограф, ставя две точки над е именно в слове слёзы, графически ассоциировал этот знак со слезами, текущими из обоих очей...

Впрочем, ё и по сей день используется весьма непоследовательно. (Л.Н. Толстому, например, из-за нежелания типографии возиться с изготовлением литеры «ё» не удалось сохранить правильное написание фамилии героя романа «Анна Каренина». Толстой нарёк его Лёвиным, а типограф набрал совсем другую фамилию – Левин.) И доныне занимает эта буква в русской азбучной семье положение сиротки-приёмыша. Уже в принятом 11 мая 1917 г. «Постановлении совещания Академии наук по вопросу об упрощении русского правописания», которое легло в основу орфографической реформы 1917-1918 гг., предлагалось признать употребление буквы ё необязательным, хотя и желательным (в случаях нёс, вёл, всё и т. п.)".

Согласно «Правилам русской орфографии и пунктуации, Ё обязательна для употребления лишь в следующих случаях:
1. Когда необходимо предупредить неверное чтение и понимание слова, например: узнаём в отличие от узнaем, всё в отличие от все; вёдро в отличие от ведрo; совершённый (причастие) в отличие от совершeнный (прилагательное) и т. д.
2. Когда надо указать произношение малоизвестного слова, например: река Олёкма.
3. В специальных текстах: букварях, школьных учебниках русского языка, учебниках орфоэпии и т. п., а также в словарях для указания места ударения и правильного произношения».

Однако и эти правила нередко издателями игнорируются. И попробуйте-ка угадать, что именно имели в виду создатели таких заголовков и названий: «Все для дома», «Все для дачи», «У нас все для вас», «В Кремле все как 100 лет назад», «Боевых быков отправят к телкам», молоко «Тема»… А вот ещё один связанный с употреблением буквы Ё курьёз – можно сказать, курьёз в квадрате. В завершающих строках напечатанной в журнале «Нева» (2004, № 10) рецензии Анны Кузнецовой на роман Людмилы Улицкой «Искренне Ваш Шурик» написано буквально следующее: «Неожиданность, чудом проникшая в этот идеально защищенный от художественной заразы текст, - это его екающий диалект. Нет-нет да и встретишь на этих страницах ничем не объяснимые, непонятно как образовавшиеся одноплановые опечатки: сколько бы раз не5 встретилось в тексте упоминание кубинца, он будет охарактеризован как «темнокожий». «Слезами» здесь пишется как «слезами». Еще встречаются такие изыски, как «все прочие препятствия», «легко встать из-за стола», приятную теплоту»…». И читатель рецензии не только вряд ли поймёт недоумение критика, но и сам останется в недоумении: и что же странного в том, что «слезами» пишется как «слезами», что же «изысканного» могла усмотреть критикесса в «темнокожем кубинце» или «приятной теплоте»?.. Пока не раскроет саму книгу Л. Улицкой (М.: Изд-во Эксмо, 2004) и не обнаружит, что в этом издании (в отличие от журнала «Нева») последовательно употребляется буква Ё и что по принципу «застав дурака Богу молиться – он и лоб расшибёт» через Ё напечатаны здесь и такие слова, как «слёзами», «тёмнокожий», «лёгко», «тёплота»… Только и остаётся, что, воспользовавшись подходящей к теме цитатой из книги Людмилы Петрушевской, воскликнуть «Йо мойо»!6

Злоключения этой буквы, занимающей «седьмую и, безусловно, освящённую позицию» среди «благословенного числа звёздочек-литер нашей азбуки», позволили авторам книги «Два века русской буквы Ё. История и словарь» (М., 2000) Б.В. Пчелову и В.Т. Чумакову назвать её «одним из символов русского менталитета».

Недаром столь значительной акцией стало празднование 220-летнего юбилея буквы Ё, организованное петербургским Музеем истории города. А в Ульяновске, на родине знаменитого писателя и историка Н.М. Карамзина, который долгое время считался изобретателем этого буквенного знака (хотя на самом-то деле всего лишь использовал Ё при печатании сборника «Аониды» в 1796 г.), был недавно поставлен памятник этой букве7 … И всё множатся ряды «ёфикаторов» - ревнителей последовательного употребления Ё. Ибо, как заявляет один них, Игорь Сид, «буква ё, этот, по определению эссеиста Владимира Березина, "единственный umlaut русского языка", всё явственнее исчезает из нашей жизни. Между тем она олицетворяет собой всё живое (тёплое, весёлое, клёвое, смышлёное, стёбное, непутёвое, лёгкое, тяжёлое, жёлтое, зелёное, твёрдое, надёжное, слёзное, скабрёзное, курьёзное, серьёзное, скрупулёзное etc), что есть в языке».

В исключительной ситуации и сегодня творцу художественного произведения приходится примерять на себя роль «отца письмен», подобно святителю Кириллу создавая, «конструируя» новые графемы, способные передать специфические звуки, необходимость которых обусловлена самим текстом. Так, в стихотворении А. Блока «Осенний вечер был…» появляется графема ö в слове «сöр» (На кресло у огня уселся гость устало, / И пес у ног его разлегся на ковёр. / Гость вежливо сказал: "Ужель ещё вам мало? / Пред Гением Судьбы пора смириться, сöр"), звучавшем у поэта «тургеневским звуком, <…> с французским оттенком, по старо-дворянски».8 «Тургеневским» этот звук назван поэтом потому, что графема ö используется в романе И.С. Тургенева «Вешние воды» для передачи особенностей речи одного из персонажей («товарищ снова остановил его, промолвив: "Дöнгоф, тише!"»). О том, что ныне буквенный знак ö уже перерос рамки окказионального художественного символа и фактически сделался равноправным членом в составе современного русского алфавита, свидетельствует употребление его, например, на афишах музыкального фестиваля «Öлимьюзик» (транскрипция англоязычного «Earlymusik»), впервые проходившего в апреле 2002 года. Творцы этого термина подобным написанием хотели подчеркнуть не только новизну самого музыкального явления («от понятия «старинная музыка» пахнет нафталином, а устроители фестиваля ориентируются на молодежь»9), но и собственно русское происхождение его.

Итак, в результате реформы 1917-1918 гг. в составе нашей азбуки получили постоянную прописку 33 буквы, и до недавнего времени старые графемы можно было увидеть разве что на немногочисленных памятниках дооктябрьского периода, которые избежали разрушения.

 


5 Так («не») в тексте рецензии, хотя в соответствии с орфографической нормой здесь должно было бы употребить усилительную частицу «ни». Что ж, примем это за «ничем не объяснимую, непонятно как образовавшуюся опечатку»…

6 Людмила Петрушевская. Дикие животные сказки. М., Эксмо, 2003. С. 40.

7 Создание этого памятника положило начало целому ряду подобных мероприятий: так, в 2003 в Полоцке решили увековечить букву «у краткое», которая существует лишь в белорусском алфавите, а в 2004 г. в Екатеринбурге был установлен памятник букве Ы. Веяние времени - попытка выразить внутреннее через внешнее, содержание посредством формы, дух благодаря букве…

8 Корней Чуковский. Александр Блок как человек и поэт. Пг., 1924.

9 Петербург на Невском. 2003, № 11.

На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК
МОРФОЛОГИЯ И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
ПРИНЦИПЫ ОРФОГРАФИИ
ПРАВИЛА ОРФОГРАФИИ
СИНТАКСИС И ПУНКТУАЦИЯ
ЛЕКСИКОЛОГИЯ
ФРАЗЕОЛОГИЯ
СТИЛИСТИКА
ОРФОЭПИЯ
ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ
ЭКЗАМЕН
ТЕСТЫ, ЗАДАНИЯ
ЛИКБЕЗ ОТ "GRAMMA.RU"
А ВЫ ЗНАЕТЕ...
БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЕ СЛОВА
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности