Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная КОМНАТА ОТДЫХА КОНКУРСЫ
 

ПРЕКРАТИТЕ ПОСТОРОННЕГО ПЕРЕСПРАШИВАТЬ

по роману M. Булгакова «Мастер и Маргарита»
(Опыт «написания» «вслед за автором» I первой главы на одну букву – П)

Валерия Новикова (г. Иваново)


…по паспорту?…приглашённый..? Подтверди. Помоги понять.
– Патриарх – подданный плахи, погромы постоянно пробуждающей, посол пользы, постоянно преображающей путь.

Прозаический «перевод» Про-гете «Про-фауст»






Приятной погожей порой, покуда пламень палит по Патриаршим прудам, прогуляемся по проспекту, представленному прекрасной площадью, полюбуемся пейзажем, понаблюдаем…

Продолжавшееся пекло проявило пешеходов. Первый – приблизительно проживший полувековой период, перебирал посеребрённые проседью патлы, покрывавшие пустое пространство панциря. Приличная пилотка подбиралась пальцами. Пешеход передвигался по перекрёстку, поправляя пестротканую пару: прямой пиджак, панталоны, пристёгивавшиеся под поясом подтяжками.

Переступая поперёк протоптанным парковым полосам, прыгающей походкой передвигался персонаж поменьше – плечистый, плотный, пухлый парень. Пёстрая панама преображала портрет пешехода. Порыжевшие понизу паркетные полукудри перебросились по плечам. По полосе плотно посаженной панамы проступал пот.

Палёными перчинками пестрели появившиеся пигментные пятна по переносице, подбородку, подобно песчинкам, петляли по полю плеч, подгоняемые пляской пламени. Перестиранная пластинка полотна перескакивала помятой петлёй по подобранному поясу. Первая подбрючина подбортована пестрядью, прорисовавшейся плотным пятном по порчине. По поводу подобной подбрючины пропишем подробнее: порчина поуже, провисла, потянута, подобно пазухе, приютившей полость пространства, передававшей парню полотняные переживания.

Первый пешеход – Пафнутий Парамонович Питириоз, председатель правления Патриархального писательского павильона – проще «Патписпав»; пешеход помоложе – поэт Пётр Пименович Парамодный.

Печёт. Площадь пустынна. Приветливая продавщица прохладитеьных приуныла. Природная печь пожигала приятную пышногрудую «продажку», паниковавшую: «Пиво прокиснет».

Пройдя под пеклом, писатели попили пива, прорекламированного продавщицей. Пропустив по полной, путники присели под пушистой, парадно посаженной парковой порослью.

– Престранно. Площадь – пустырь. Помните, пробирались, пропихивались, переругиваясь. Пешеходов полным-полно перетолкаешь, пока пройдёшь, – протирая пот, произнёс Пётр Пименович.
– Полдень. Пекло. Площадь перестала привлекать. Пиво плохое, парикмахерской пахнет – першит. Патриаршие перекур предложили проживающим, – пароксизмально провернул предложение Пафнутий Парамонович, продолжая потягивать перебродившее пивко, поикивая после пригубления.

«Поистине престранно: пустота, пиво», – продумывал председатель положение. Потом, погодя, Питириоз почувствовал: провалилась передняя половина плаца, подреберье, пугающей пикой, проявилось, притянуло предсердие – прокололо, принесло престранное предзнаменование. Перепуганный Пафнутий подумал: «Побегу по Патриаршам, пережду плачевность, «панцирный» плен пройдёт. Передышу. Переутомился… Пожалуй, пора поехать посмотреть пригород…» Подсечка… противный поджелудочный пляс – проявление приступа. Прокол, пика, прокол – пробивала преграды пугающая порывами плеть. Предсердечная пастораль продолжалась. Покатил пламенный пот, поработил писателя.

Питириоз привык потихоньку пробираться по пути Провидца, поэтому падение перед Пафнутием прозрачного представителя «пространства» продолжило «приступное» положение. Побледнев, председатель правления подумал: «Пародия. Патриаршский паяц». Паяц просматривался по прорастанию поросли: парил, панорамно прописывая пикантные пилотажные пируэты. Портрет подозрительный: плоская пакостная пачка, похоже, папье-маше, параллельный подрез прозрачного «помалевшего» пиджачка, прищур пустых пробок, прегнусно прощупывающих поникшего председателя, показывал превосходство. «Придурок», – прошептал Пафнутий Парамонович. Призрак провалился – преисподняя позвала порождённое. Привидение пропало – приступ прошёл.

– Пётр Пименович, представляешь, подорвался, перестарался, – пытался поправить положение «приступник». Пётр прислушивался. Переживание прыгало по плечам председателя, прогибало, приказывало подчиниться. Пётр подумал: «Подобное пройти – преодолеть? Потом приступ повторится?» – произнёс, подбадривая:
– Пекло. Поосторожнее.

Помятым платком протёр поуспокоившегося председателя.
Парамодный понял – Питириоз продолжит повествование.
Проблема – противорелигиозная. Произведение, предложенное Петром, потрясло председателя писательского правления. Полный провал! Пафнутий подробно прокритиковал придуманное прямо перед писательским правлением, похоже после приступа появился пыл прокомментировать подробнее подробного. Пётр пояснил:

– Пафнутий Пахомович, писательство – правдоподобный первоисточник, почему, почему Первообраз – причина придирок?
– Первопричина, – подбоченясь, продекламировал Пафнутий. – Предположим, пусть прообразом прорисуется посторонний…
– Постороннего прослушать? По-моему, посторонний переложит по-своему.

Питириоз прервал Петра, паясничая:

– Первооснова, первородие – превращённая пиитом пустота приобретает плоть.

Парамодный прописал пустоту, пх, пх, пх, – прихлебнул Пафнутий полостями, перенёсшими приступ. Предводитель, педализируя, продолжал:

– Подделка, пятнадцатая правка перенесла позднейшую перевранную переделку. Положение Праматери приврано.

Питириоз Пафнутий Парамонович прекрасно повествовал, представляя первоцвет, пречистую прародительницу посланника правды, перетолковывыл примеры подобных повестей прарелигий, призывал переписать посвящённые Первообразу придумки.

– Порочная производит, первоцвет производит. Подумай? Прикинь, Пустота породила Первенца? Польза пророка – происки потустороннего, путаница Праотца! Получается перевёртыш.

Пётр Пименович погрустнел.
– Почему придумал? – переспрашивал, переживая. – Позвольте… Позвольте, Пафнутий Парамонович, получается, правда – пересказ, придумка?

Председатель правления пытался проучить прекратившего принимать «пафнутьевские» поучения. «Перегрызу, проучу поэтишку», – победно пело председательское почтение. Питириоз постоянно понимал «право правителя» – повелевать.

– Перегиб. Перевернули. Порядок поломали, – подытожил «полный» писатель.

- 1 - 2 - 3 - 4 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
ПЕРЛЫ «ЗНАТОКОВ»
ЯЗЫК МОЙ...
МЫСЛИ И АФОРИЗМЫ
КОНКУРСЫ
ОДНОСТИШИЯ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности