Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА Программа школы

А.С. Грибоедов "Горе от ума"
Проблема жанра. Основные приемы комического

 (продолжение)

 

Точно определил суть комедии Н. Г. Чернышевский в диссертации "Эстетические отношения искусства к действительности": комична "...внутренняя пустота и ничтожность человеческой жизни, которая в то же время прикрывается внешностью, имеющей притязание на содержание и реальное значение".

Каковы же приемы комического в "Горе от ума"? Через всю комедию проходит прием "разговора глухих". Вот первое явление второго действия, встреча Фамусова с Чацким. Собеседники не слышат друг друга, каждый говорит о своем, перебивая другого:

Фамусов. Ах! Боже мой! Он карбонарий!
Чацкий. Нет, нынче свет уж не таков.
Фамусов. Опасный человек!
Чацкий. Кто путешествует, в деревне кто живет...
Фамусов. Да он властей не признает!
Чацкий. Кто служит делу, а не лицам...

По сути, это не диалог, а два самостоятельных монолога. И пусть мы согласны со словами и идеями Чацкого, пусть мы искренне осуждаем дремучий эгоизм Фамусова, все равно нельзя не увидеть, как нелеп и комичен этот спор. "В споре рождается истина",- утверждали древние. Да, но в споре продуктивном, где оппонентов интересует именно истина, а не стремление отстоять свою точку зрения при априорном (без доказательств) отрицании чужого мнения. Что, кроме взаимного раздражения, может родиться в споре Фамусова с Чацким?

В третьем явлении третьего действия Чацкий вновь встает лицом к лицу с человеком "фамусовских" убеждений – с Молчалиным. Обратите внимание на принципиальное отличие этой сцены от предыдущей. С Фамусовым Чацкий спорил, даже не желая выслушать собеседника. В разговор с Молчалиным он вступает, стремясь понять его роль в жизни Софьи: "...Неужели Молчалин избран ей!.. Какою ворожбой сумел к ней в сердце влезть?" Итак, хочет его понять, хочет услышать. И – не может. Настолько сильна в Чацком уверенность в себе, в своем уме, в своей силе, в своем и это главное! – праве судить ненавистный "век минувший", "прошедшего житья подлейшие черты", что не может он объективно оценить окружающее. И даже предыдущий разговор с Софьей не остудил его:

Я странен; а не странен кто ж?
Тот, кто на всех глупцов похож...

Ведь и с Софьей глух был Чацкий, глух и слеп: "Вот я за что его люблю", говорит Софья о Молчалине. Что же наш герой? Услышал, понял? Нет, ничего подобного: "Шалит, она его не любит". Сейчас, пытаясь ближе узнать Молчалина, Чацкий заводит с ним беседу. Но о жизни, о мыслях Молчалина в этой беседе лишь первые реплики. Почти сразу же Молчалин переводит разговор на самого Чацкого. И тот, уверенный в молчалинской глупости, подчиняется, даже не заметив, что он уже не он, а соперник ведет разговор, задает вопросы, комментирует.

Молчалин. Вам не дались чины, по службе неуспех?
Чацкий. Чины людьми даются,
А люди могут обмануться.
Молчалин. Как удивлялись мы!.. Жалели вас.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 -На следующую страницу




В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности