Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА Программа школы

А.С. Грибоедов "Горе от ума"
Проблема жанра. Основные приемы комического

 (продолжение)

 

Вот, например, семейство Тугоуховских: чванливая супруга, муж на посылках, не произнесший за время своего сценического присутствия ни одной членораздельной реплики, и шесть дочерей. Бедный Фамусов у нас на глазах из кожи лезет вон, чтобы одну-единственную дочку пристроить, а тут шесть княжон, да к тому наверняка отнюдь не блистающих красотой. И не случайно, увидев на балу новое лицо,- а им, конечно же, оказался Чацкий (всегда некстати!) – Тугоуховские тут же принялись за сватовство. Правда, узнав, что потенциальный жених небогат, моментально ретировались.

А Горичи? Разве не комедию они разыгрывают? Наталья Дмитриевна превратила своего мужа, молодого военного, вышедшего недавно в отставку, в неразумное дитя, о котором необходимо постоянно и назойливо заботиться. Платон Михайлович иногда впадает в некоторое раздражение, но, в общем, стоически сносит этот присмотр, давно уже смирившись со своим унизительным положением.

 

Итак, перед нами комедия из светской жизни современной Грибоедову Москвы. Какую черту, характерную особенность ее автор постоянно подчеркивает? Мужчины находятся в странной зависимости от женщин. Они добровольно отдали свою мужскую привилегию – быть главными – и вполне довольствуются жалкой ролью. Замечательно формулирует это Чацкий:

Муж-мальчик, муж-слуга из жениных пажей -
Высокий идеал московских всех мужей.

Считают ли они ненормальным подобное положение вещей? Отнюдь нет, они вполне довольны. Причем, обратите внимание, как последовательно проводит Грибоедов эту идею: ведь женщины правят не только на сцене, но и за сценой. Вспомним Татьяну Юрьевну, о которой упоминает Павел Афанасьевич в монологе "Вкус, батюшка, отменная манера…", покровительство которой так дорого и Молчалину; вспомним и финальную реплику Фамусова:

Ах! Боже мой! что станет говорить
Княгиня Марья Алексевна?

Для него – мужчины, барина, государственного чиновника не из мелких – суд какой-то Марьи Алексеевны страшнее Божьего суда, ибо ее слово определит мнение света. Она и ей подобные – Татьяна Юрьевна, Хлестова, графини бабушка и внучка – создают общественное мнение. Женская власть – вот, пожалуй, главная комическая тема всей пьесы.

Комедия неизменно взывает не к неким абстрактным представлениям зрителя или читателя о том, как должно быть. Она апеллирует к нашему здравому смыслу, поэтому мы и смеемся, читая "Горе от ума". Смешно то, что неестественно. Но что же тогда отличает смех веселый, радостный от смеха горького, желчного, саркастического? Ведь то же общество, над которым мы только что смеялись, вполне серьезно считает нашего героя безумным. Приговор московского света Чацкому суров: "Безумный по всему". Дело в том, что автор свободно пользуется в рамках одной пьесы разными видами комического. От действия к действию комизм "Горя от ума" приобретает все более ощутимый оттенок сарказма, горькой иронии. Все герои – не только Чацкий – шутят по ходу пьесы все меньше и меньше. Атмосфера столь близкого когда-то герою дома Фамусовых становится душной и невыносимой. К финалу Чацкий уже не тот шутник, который высмеивает всех и вся. Потеряв эту способность, герой просто перестает быть самим собой. "Слепец!" выкрикивает он в отчаянье. Ирония – это способ жизни и отношение к тому, что изменить не в твоей власти. Поэтому умение шутить, возможность в каждой ситуации увидеть нечто забавное, высмеять самые священные ритуалы жизни – это не просто особенность характера, это важнейшая черта сознания и мировоззрения. А единственный способ борьбы с Чацким и прежде всего с его злым языком, ироничным и саркастическим, – сделать из него посмешище, отплатить ему той же монетой: теперь он – шут и паяц, хотя о том не подозревает. Чацкий по ходу пьесы меняется: переходит от достаточно безобидного смеха над неизменностью московских порядков и представлений к едкой и пламенной сатире, в которой обличает нравы тех, кто "сужденья черпают из забытых газет // Времен очаковских и покоренья Крыма". Роль Чацкого, по замечанию И.А. Гончарова, – "страдательная", в этом нет сомненья. Драматический мотив все более нарастает к финалу, а комический постепенно уступает свое главенство. И в этом также состоит новаторство Грибоедова.

С точки зрения эстетики классицизма это непозволительное смешение жанров сатиры и высокой комедии. С точки зрения читателя нового времени – это удача талантливого драматурга и шаг к новой эстетике, где нет иерархии жанров и один жанр не отделен от другого глухим забором. Итак, по словам Гончарова, "Горе от ума" – "картина нравов, и галерея живых типов и вечно острая, жгучая сатира, и вместе с тем и комедия, ...какая едва ли найдется в других литературах".

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 -На следующую страницу




В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности