Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА Программа школы
 


Чехов и традиции русской литературы

 

      Литературную ситуацию  80-х  годов  XIX  века можно определить как паузу: уходят гиганты минувшей эпохи, а кумирами новой становятся С. Надсон и А. Апухтин, сменившие гениальных Ф. Тютчева и А. Фета, популярен новеллист П. Боборыкин... Ни уровень их дарований, ни темы их творчества не выдерживают сравнения с предшественниками. Настали новые времена. Россия пережила ряд крупнейших событий: поражение в Крымской войне (1854 - 1856), отмену крепостного права, возвращение из Сибири декабристов. Страну захватили новые социальные идеи, захлестнула волна революционности, что привело к резкому ужесточению всех систем подавления.
      Тургенев, Толстой, Достоевский, авторы крупнейших и значительнейших русских философских романов, ставили перед литературой великие мессианские задачи. Но путь этот, приведший к невиданным высотам русскую романистику, к 80-м годам пройден. Таким образом, большим формам в настоящее время не соответствует уровень проблем и дарований. Литература ищет пути возврата к беллетристике, и путь этот начинается, конечно, с форм малых: рассказ, повесть, новелла, сказка.

      В России появляется и новый читатель. Грамотность перестала быть уделом привилегированного класса, Уже в эпоху Александра II учебные аудитории пополняются разночинцами, выходцами из мещанской среды. У них свои представления о литературе, свои к ней требования. Будучи читателем начинающим, новая публика не готова к серьезному чтению, к разрешению проблем глобальных. Во многом именно этим объясняется головокружительный успех Надсона и Боборыкина, авторов талантливых, но не выдающихся.

      В это время в периодике появляются рассказики Антоши Чехонте. Чехов не случайно начинает с легких жанров. Он не ищет своего читателя, он знает публику и к ней обращается в своих непритязательных юморесках. Неслучайны и его многочисленные псевдонимы: Человек без селезенки, Антоша Чехонте. Это мягкий домашний юмор, не претендующий ни на что, кроме шутки, вызывающий улыбку - и только. И темы его ранних рассказов просты и неприхотливы: он высмеивает чрезмерное чинопочитание, глупую напыщенность... Но вот тут-то и кроется нечто неожиданное: темы рассказиков Антоши Чехонте - осмысление знакомых нам центральных проблем русской литературы. Вспомним "Смерть чиновника". Герой, случайно чихнувший на лысину "чужого генерала", извинялся-извинялся, да и "помер". А ведь это - чеховское преломление темы "маленького человека". После острого сочувствия судьбе гоголевского Акакия Акакиевича, после ощущения бесконечной вины перед униженными и оскорбленными героями Достоевского Россия хохотала над глупой и пошлой смертью маленького чиновника. Ибо сострадали - "братьям меньшим", то есть адресовались-то не к ним. Адресат же Чехонте - сам чиновник, обмирающий от страха перед директором канцелярии, боящийся столоначальника. И этому читателю нет нужды причащаться к горькой судьбе собрата, оплаканной русской литературой. Отсюда и новый ракурс традиционной темы. Так же прозвучит она в "Хамелеоне", в "Толстом и тонком". Интересно, что сам автор к "вечным вопросам" приходит неосознанно, не стремится к их решению: ведь начинающий писатель Чехов еще не мыслит себя литератором-профессионалом. Он - медик, практикующий врач, рассказы пока не только плод непреодолимого влечения "пера к бумаге", но и - в основном! - финансовая поддержка. Тем явственнее для нас талант Чехова, талант, который сам он долго не осознавал.
      Предметом интереса и художественного осмысления Чехова становится новый пласт жизни, неведомый русской литературе. Он открывает читателю жизнь обыденную, каждодневную, знакомую всем череду рутинных бытовых дел и соображений, проходящую мимо сознания большинства: она служит лишь фоном для действительно решающих, экстраординарных событий и свершений. Но личность творят не эти переломные моменты бытия (в обычной судьбе их не наберется больше трех-пяти...), а та самая каждодневная рутина, жизнь как она есть. И Чехов стремится обратить внимание читателя на дни и часы его маленького обывательского существования, осмыслить их, начать жить осознанно.

- 1 - 2 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
ПРОГРАММА ШКОЛЫ
ХРЕСТОМАТИЯ
ТЕРМИНЫ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ
СОЧИНЕНИЕ - ЖАНРЫ
ПРИМЕРЫ СОЧИНЕНИЙ
ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ
ИЗЛОЖЕНИЕ
ТЕСТЫ И ЗАДАНИЯ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности