Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА Программа школы
 


И.А. Гончаров
"Обломов"

Испытание любовью

Белокурова С. П., учитель гимназии № 405 Красногвардейского р-на
Санкт-Петербурга
Друговейко С. В., преподаватель кафедры русского языка СПбГУ

      В поэтике мировой литературы давно описаны два типа женственности, два типа любви, со времен Платона именуемые "земной" и "небесной": библейские Марфа и Мария, пушкинские Ольга и Татьяна… И если первая проявляется в заботах о сиюминутном, телесном, плотском, бытовом, в пассивном служении своему избраннику, то вторая избирает ту "благую часть, которая не отнимется у нее" [Лк 10 38-42], - роль духовной соратницы и вдохновительницы.
      Эта роль Прекрасной Дамы, вдохновляющей Илью Ильича Обломова на подвиги во имя любви, отведена в романе Ольге Ильинской.
      Фамилия возлюбленной Обломова отнюдь не случайно по самой своей форме представляет притяжательное прилагательное, образованное от имени Илья. По замыслу судьбы, Ольга Ильинская предназначена Илье Обломову - но непреодолимость обстоятельств развела их. Любопытно, что в описании этой героини весьма часто повторяются слова гордая и гордость, напоминающие о другом персонаже романа, за которого она впоследствии и выйдет замуж, превратившись из Ольги Ильинской в Ольгу Штольц: "Ходила Ольга с наклоненной немного вперед головой, так стройно, благородно покоившейся на тонкой, гордой шее; Она смотрела на него со спокойной гордостью; оскорбленная богиня гордости и гнева; в глазах самолюбивой, гордой Ольги…". Имя Ольга (предположительно от скандинавского 'святая, вещая, светлая, несущая свет'). Имя первой русской святой - княгини Ольги. Философ Павел Флоренский, впервые попытавшийся обнаружить некий общие черты, объединяющие носителей этого древнего имени, писал: "Раз направившись волею к известной цели, Ольга вся без остатка и без оглядки уйдет в достижение этой цели, не щадя ни окружающего, ни окружающих, ни себя самое, почти до самопожертвования. <…> В <…> мгновение <…> сознается Ольгою тщета ее прежних замыслов и несоизмеримость всего мира, в котором она жила до сих пор, с миром, ей вновь открывшимся. Она не хочет теперь воспользоваться собою как материалом для новой стройки душевного тела, и силы ее направляются теперь на самообуздание <…>. Тут самоотказ есть основная черта Ольги" [Флоренский П. Имена. - М., 1993. С. 162-163]. Неслучайно и создаваемое повторением звуков о и л созвучие имени возлюбленной главного героя романа с его собственной фамилией.
      Весь роман строится вокруг попытки пробуждения и возрождения Обломова любовью к Ольге; попытки, содержанием которой становится борьба с самим собой, а целью - преодоление обломовщины в себе самом.
      Татьяна и Онегин, Наталья Ласунская и Рудин, Лаврецкий и Лиза Калитина… Изображение любви в русских романах, написанных как до "Обломова", так и в одну с ним эпоху, открывает читателям, что "мешать соединенью двух сердец" могут либо роковые внешние обстоятельства ("Дворянское гнездо"), либо рожденные самой эпохой глубочайшие внутренние противоречия, выразившиеся в некой "неслиянности внутренних голосов" героев ("Евгений Онегин"), либо совокупность того и другого ("Рудин").
      В "Обломове" все по-иному. Роковым препятствием, приведшим к разрыву Обломова и Ольги, оказывается… обломовщина. Что есть обломовщина в любви?
      Едва ли не единственной силой, "движущей" сюжет романа Гончарова, является любовь, она же более чем что-либо иное высвечивает черты обломовщины в герое. Обломов говорит Штольцу, что внутри него был заперт "свет", который, не найдя выхода, постепенно угас. Свет Ольги ("святой, светлой") выявил и те черты внутреннего облика Обломова, мимо которых читатель мог бы при иных обстоятельствах пройти, не заметив в герое "голубиной нежности", "честного, верного сердца". Но не только эти черты.
      Обломов в момент наивысшего душевного подъема размышляет: "Ах, если б испытывать только эту теплоту любви да не испытывать ее тревог! <…> Нет, жизнь трогает, куда ни уйди, так и жжет! Сколько нового движения вдруг втеснилось в нее, занятий! Любовь - претрудная школа жизни!". Прокомментируем эти размышления героя, если учащиеся пройдут мимо этого важнейшего для раскрытия образа Обломова пассажа. Ольга меньше всего похожа на обещанную нянькой в жены Илье Ильичу "неслыханную красавицу Милитрису Кирбитьевну", которая, как известно из старинной народной сказки, была не женой, а матерью богатыря Бовы Королевича. Обломов считал любовь своеобразной "обломовской утопией", мечтал буквально скрыться в ней, как в "благословенной Обломовке". Отнюдь не случайно в мечтах, как пишет Гончаров, Илья Ильич представляет себя гуляющим с Ольгой по саду именно в Обломовке. Мифическая Милитриса Кирбитьевна воплощает идеал жены-матери, Ольга - жены-подруги, равной; для первой можно оставаться окружаемым повседневной заботой любимым ребенком, рядом с другой необходимо непрерывно трудиться, самосовершенствоваться, расти; первая обещает желанный покой, вторая требует беспрерывного движения. "Господи! - восклицал Обломов.- Зачем она любит меня? Зачем я люблю ее?.. И что это за жизнь, все волнения да тревоги! Когда же будет мирное счастье, покой?". Поэтому, на наш взгляд, строки в письме Обломова к Ольге: "Мне к лицу покой, хотя и скучный, сонный, но он знаком мне; а с бурями я не управлюсь", - отражают не слабость героя, а его честность, умение открыто смотреть правде в глаза.
       Обломова часто винят в слабоволии, но отметим, что писатель, наделяя Ольгу идеальными чертами (вспомним, что в романе она является под звуки "Casta Diva"), "инстинктами самосознания, самобытности, самодеятельности" [Гончаров И.А. СС. Т.8. - М., 1955. С.77], говорит и о ее гордыне. Новый Пигмалион - Ольга надеется "изваять" нового Обломова: "Я думала, что я оживлю тебя, что ты можешь еще жить для меня…". Она упивалась "ролью путеводной звезды", не чувствуя и не понимая избранника. Она - деятель, в то время как Обломов - созерцатель. В момент решительного объяснения, окончательного разрыва, когда позади "сирень, аллея", письмо Ильи Ильича и недостает лишь последней точки, Обломов восклицает: "Возьми меня, как я есть, люби во мне, что есть хорошего". "Нет…нет…" - ответ Ольги и приговор обломовщине. В этой сцене обломовщина предстает как самообличение героя: "Что сгубило тебя? Нет имени этому злу. - Есть, - сказал он чуть слышно. <… > Обломовщина! - прошептал он".
      Для Гончарова, как замечает В.А. Недзвецкий, любовь - "потребность в такой гармонической "норме" поведения, при которой заветные мечты человека не противостоят его общественно-практическим заботам и обязанностям, вообще, деятельности, но одухотворяют и гармонизируют их собою" [Недзвецкий В.А. "Капитальнейшая вещь": Роман И.А. Гончарова "Обломов" / Литература в школе. 1997. № 2. С.49]. Таким образом, любовь - главная, важнейшая составляющая "нормы" жизни, "часть" идеала, к которому должен быть устремлен человек, потому что "счастливой, пронесенной через всю жизнь любви" дано превращаться в "могучую бытийную силу, способную гармонизировать и другие связи людей, не исключая и социальные" [Недзвецкий В.А. "…Прочтите эту прелесть" ("Обыкновенная история") / Литература в школе. 1998. № 3. С.39].

На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
ПРОГРАММА ШКОЛЫ
ХРЕСТОМАТИЯ
ТЕРМИНЫ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ
СОЧИНЕНИЕ - ЖАНРЫ
ПРИМЕРЫ СОЧИНЕНИЙ
ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ
ИЗЛОЖЕНИЕ
ТЕСТЫ И ЗАДАНИЯ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности