Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная "КОЛОКОЛ" Реформа орфографии
 

ЖУРНАЛИСТЫ ПРОТИВ ЛИНГВИСТОВ.
В ПРОИГРЫШЕ - РУССКИЙ ЯЗЫК
Эпитафия

(окончание)

Я не знаю, кому и зачем это нужно



      Вряд ли найдется человек, который, вдумавшись в суть изложенных выше предложений, не понял бы их логичности и необходимости. Однако в проекте были и другие предложения, не столь бесспорные. Они касались изменений в формулировках ныне существующих правилах орфографии и пунктуации. Не все правила в своде 1956 года были сформулированы удачно: некоторые были чрезвычайно сложны, а некоторые рекомендовали написание, совершенно расходившееся с естественным выбором "носителей языка", из-за чего сразу же стали нарушаться. В нынешнем своде ученые постарались исправить ситуацию, но и к их предложениям было много вопросов - вопросов профессиональных, обсуждать и решать которые имело смысл только специалистам. Комиссия сделала шаг к такому обсуждению, разослав свой проект на кафедры русского языка различных вузов.
      Отзывы, большей частью положительные, были присланы, однако широкое научное обсуждение проекта, просто необходимое для внесения в свод единственно правильных изменений, к сожалению, не состоялось. Многие люди, чье квалифицированное мнение было бы чрезвычайно ценно, не захотели высказать его иначе чем в кулуарах. Некоторые из них, приняв на веру все, что говорилось в прессе, были так предубеждены против нового свода, что даже не заглянули в него. Другие не захотели иметь отношения к делу, за участие в котором можно быть оскорбленным, ославленным на всю страну. Наконец, третьи посчитали бессмысленным тратить время и нервы на работу, результат которой будет почти наверняка угроблен нашими рвущимися в бой СМИ.
      И они оказались правы. После апрельского выступления Людмилы Путиной на конференции "Языковая политика в современной России", на которой она неожиданно заявила, что Академия наук затеяла реформу русского языка в конъюнктурных целях, шансы на утверждение нового свода стали близки к нулю. Правда, слово "конъюнктурный" Людмиле Путиной выговорить не удалось: она произнесла "конъектурный". "Конъектура" - это восстановление испорченного текста, так что высказывание нашей первой леди можно было бы скорее счесть поддержкой ученых. Однако воспринято оно было как приказ: работу над новым сводом завершить.
      Вдумаемся теперь: что будет результатом борьбы журналистов за русский язык, что получим мы после того, как разгромят басурманов и разгонят воевод? - Ничего не получим, останемся с носом, то есть с тем, что имели: с разнобоем в словарях, ошибками в книгах, неудачными правилами и нечестным экзаменом. Если же, паче чаяния, авторам проекта удастся добиться его принятия, радоваться нам тоже вряд ли придется: поставленные в положение белых под Перекопом, проклинаемые широкими трудящимися массами и лишенные поддержки коллег, вынужденные постоянно отвлекаться, объясняться, отвечать на глупые вопросы, ученые вряд ли смогут сосредоточиться на поиске наилучших решений для спорных случаев. Скорее всего, их решения будут действительно конъ-юнк-тур-ны-ми, но только в том смысле, что будут продиктованы не логикой языка, а возможностью принятия этих решений в сегодняшней ситуации.
      Однако не будет ли обидно специалистам - ученым, преподавателям, учителям, - что судьба правил правописания оказалась решена не ими, а не в меру активными журналистами?
      Весьма вероятно, что теперь на многолетней работе ученых будет поставлен крест. Но проблема никуда не исчезнет. Она будет актуальна и через десять, двадцать, тридцать лет. Через тридцать лет ее будут решать другие люди, но в том же государстве. А государство, хотя уже и не раз осуществляло изменения правописания, никакой внятной концепции таких изменений не имеет. Никаких исследований, обобщающих опыт реформы 1918 года, 1956 года, недавних изменений орфографии в некоторых европейских странах, не проводится. А ведь такие исследования могли бы дать бесценный материал о том, как на самом деле влияют изменения в правописании на язык и на людей, насколько быстро и легко люди привыкают к таким изменениям (пока на этот счет есть самые противоречивые сведения), что обязательно нужно делать при внесении изменений в орфографию, а чего нужно избегать.
      Мы всегда любили говорить о роли нашей культуры и нашего языка, всей страною заучив со школы, что он у нас "великий, могучий, правдивый и свободный…" Мы и сейчас гордимся тем, что Россия - самая читающая страна в мире. В последнее время, кроме того, можно услышать рассуждения о том, что русский язык - это единственное, что у нас осталось, наше единственное национальное достояние. Однако за последние два года выяснилось, что члены Орфографической комиссии являются не просто "крайними" - теми людьми, на которых направлен весь гнев журналистов и околпаченных ими людей, - но единственными людьми в стране, отвечающими не только за состояние орфографии, но и русского языка вообще (благо, как мы видели, многие люди, несмотря на все разъяснения, не видят разницы между русским языком и орфографией). И как бы ни радовались сейчас по недомыслию журналисты-крикуны, через десять, двадцать, тридцать лет непременно соберется новая Орфографическая комиссия, состоящая из людей, действительно болеющих за свой язык и не боящихся бороться за него, и добьется принятия нового свода русской орфографии.

Ольга Волкова, учитель (филфак МГУ, 1993), г. Москва

На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 -
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
РУССКИЙ ЯЗЫК. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 





Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности