Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная "КОЛОКОЛ" ЕГЭ: проблемы, мнения, комментарии
 

РЕЦЕНЗИЯ НА МАТЕРИАЛЫ К ЕГЭ ПО ЛИТЕРАТУРЕ В 2008 ГОДУ

Т.Я. Ерёмина,
учитель русского языка и литературы гимназии № 406 Санкт-Петербурга


Знакомство с заданиями ЕГЭ-2008 по литературе вызывает смешанное чувство смятения, удивления и заботы. Заботы более всего о судьбе литературного образования в России. Оно поддерживалось школьным изучением литературы как вида искусства, постоянным вниманием учителя к совместному и внеклассному чтению. Постоянным взаимодействием взрослых читателей – учителей с юными читателями – учениками. Поэтому и на выпускных экзаменах бывали заинтересованные обсуждения важных для обеих сторон вопросов.

Всегда бывали и неполадки в системе аттестационной проверки. Но если не обсуждать погрешности проведения устного или письменного экзамена по литературе в школе, а обратиться к данности – к предлагаемым материалам ЕГЭ, то и тогда вздохов не удержать. Давно известное утверждение вузовских преподавателей на консультациях или на занятиях репетиторов: ваши мнения никому не интересны, излагайте мнения ученых и критиков. К тексту заданий, правда приложен список возможных ответов только для части В. Но из опыта работы с материалами ЕГЭ по русскому языку, да и просто по характеру заданий здесь видно: к частям 2 и 3 эти инструкции для проверяющих экспертов обязательно появятся.

Что же тревожит в заданиях? Попробуем прочитать их и понять.

Часть 1. Задание B1 предлагает определить название сражения – Шенграбенское, - которое описывается в приведенном фрагменте романа Л.Н. Толстого «Война и мир». Представим себе вывод словесников по всей России: дети должны отлично знать названия всех сражений и узнавать их по описанию. Но, господа! Мы уже перестали на уроках рисовать пушки в районе Бородина! Недаром же мы смотрим с точки зрения Пьера, который ничего в этом не понимает. Вероятно, названия будут помнить знатоки военной истории и будущие филологи при подробном исследовании текста. Согласимся, что именно капитана Тушина, как и Шенграбенское сражение, желательно помнить, но какой смысл проверять это название? (Кстати, проверьте себя, словесники: в каком сражении был тяжело ранен капитан Копейкин у Гоголя?)

Ответы к заданиям С ожидаются в объеме 5 – 10 предложений. Какой длины предложений? По размеру данной бумаги? Как будут считаться предложения для начисления баллов, если их окажется 4? 11?..

Запись ответов к заданиям В3 – В7 должна выглядеть фантастично для словесника: «Слова пишите без пробелов, знаков препинания и кавычек» (то есть нарушайте все законы грамотности, которым вас учили). Это дань компьютерной проверке, но искажение сути предмета.

К вопросу B4 ответ – «наслаждение». Но состояние Тушина не описывается одним словом. Недаром автор говорит об этом долго! Правда, другие определения, например, бред, – в предыдущем абзаце. Это задание сформулировано гораздо лучше, чем было в проекте. Зато теперь оно стало простейшим: надо только знать, что воображение – это не состояние, а никакого другого слова, кроме «наслаждение» о состоянии героя в 3 абзаце нет.

На самом деле Толстой изображает, но не называет вдохновение. При условии, конечно, что здесь вообще можно требовать одного слова (вспоминается Маргарита перед Воландом).

B6: «Сопоставляя два различных проявления личности Тушина: его внутреннее отождествление себя с могучим великаном и боязнь начальства», Толстой использует то, что можно равно назвать контраст и антитеза. А можно – диалектика характера…

Далее возникает занимательный вопрос: в чем существенная разница между «смысловой и идейной нагрузкой»? И зачем в качестве примера художественной детали называть тяжелую пушку? Чтобы основательнее запутать ученика? (Возможно, придирка, но эмоциональное состояние способно сбить ученика на экзамене, когда оказывается, что подробность – это огромная пушка.)

По поводу задания С2 на манер критиков XIX века спросим: зачем не назван литературовед? Он что, опальный, или авторы заданий забыли, что полагается указывать авторов при цитировании? Или надо, чтоб дети писали: «Я согласен с мнением…», даже не зная с чьим?

В C3 – тема для объемного сочинения, не на 10 предложений: «В каких произведениях русской классики ставятся проблемы, близкие проблематике приведенного эпизода, и как они перекликаются с толстовской «мыслью народной»?» Но это задача и для учителя. Как можно ответить? Что истоки героизма русского воина после Толстого исследуют советские писатели К. Симонов, В. Гроссман, Ю. Бондарев?… Что проблема соотношения гражданской и воиской смелости появится там же? Что сам Толстой писал вслед за Лермонтовым («Бородино»)?

Удивительно, что образ человека, переступающего страх в общении с начальством, изобразил и В. Белов. Это к его Ивану Африкановичу вдруг вернулось «ощущение спокойного веселого безрассудства» – как перед атакой, и он схватился за кочергу… Но только вряд ли эти аналогии посетят выпускника в середине экзамена. Тем более, если это надо связать с «мыслью народной», которая, как ни крути, у школьника связана прежде всего с романом-эпопеей.

А между тем, это вопрос не по выбору…

 

- 1 - 2 - 3 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
РУССКИЙ ЯЗЫК. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 





Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности