Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная ЭКЗАМЕН ЭКЗАМЕН ПО ЛИТЕРАТУРЕ

Пьеса А.П. Чехова «Вишневый сад» как предтеча литературы абсурда

(продолжение)

Зубков Валентин Николаевич,
ученик 11 класса гимназии № 159

Научный руководитель: Лебедева Е.Д.
учитель литературы

 

Интересен и образ Пети Трофимова, продолжающий не только типологический ряд русских героев-просветителей, но и галерею чеховских интеллигентов, а также показывающий несоответствие «знакового поведения» героя его духовной пустоте. Здесь мы вновь обратимся к монографии А.Д. Степанова, убедительно доказавшего, что «вопреки вере самого Чехова в науку, прогресс и факты, доброжелательное просветительство или научный интерес у его героев никогда не бывают полностью позитивны»,19 что человек, излагающий нужные и полезные факты, всегда оказывается по какой-то причине не безупречен. При этом, по Степанову, отрицается не само просвещение, а только его носитель: «человек не способен быть просветителем в полном значении этого слова, независимо от того, кто виноват в этом – он сам или социальные обстоятельства»20. Поэтому, как прежде чеховские учителя, Петя нескладен, слаб, не приспособлен к жизни: например, не может привести в порядок поношенный студенческий мундир или найти собственные «грязные, старые» калоши, за что и награжден прозвищем «облезлый барин».

Более того, Трофимов, как и многие герои этого ряда у Чехова, этически небезупречен, что можно легко подтвердить анализом текста пьесы. Едва появившись перед Раневской, Петя напоминает героине о погибшем сыне: «бывший учитель вашего Гриши», - чем воскрешает в Любови Андреевне боль, не успокоенную ни прошедшими годами, ни заграничным путешествием. А позже Трофимов, увлеченный собственными красивыми речами, горячо проповедует истину о том, что «надо бы только работать», но не замечает, что его собственная энергия уходит не на работу, а на разговоры. Все это дает Чехову право наделить его вторым прозвищем - «вечный студент». За этим прозвищем – неспособность чему-то научиться, что-то совершить, а в итоге – бессмысленность, утрата «означаемого».

Но этическая дискредитация «просветителя» не единственный прием, используемый Чеховым для демонстрации неизбежной ограниченности героя; не меньшую роль играет и дискредитация эстетическая. Петя Трофимов – воплощение хранения и передачи (но не порождения) информации, причем информации стертой и заштампованной, – рисуется как существо антиэстетическое: он лишен фантазии, умения чувствовать и сочувствовать, отличается нравственной глухотой. Хотя он и говорит: «Мы идем неудержимо к яркой звезде, которая горит там вдали!» (XIII, 227) - и провозглашает: «Вся Россия наш сад» (XIII, 227), - тем не менее именно после его воздействия Аня вдруг задает вопрос: «Что вы сделали со мной, Петя, отчего я уже не люблю вишневого сада, как прежде?» (XIII, 227) Следовательно, влияние Трофимова оказалось губительным для Аниной души, и ее обещание матери: «Мы насадим новый сад, роскошнее этого…» (XIII, 241) - обернется отъездом Ани в Москву и радостным прощанием с прошлым: «Прощай, дом! Прощай, старая жизнь!» (XIII, 253). И в новой жизни не будет места ни вишневому саду, ни «мамочке»…

Итак, проанализировав данные образы, мы видим, что каждый герой бессознательно стремится сохранить смыслы, которые он наделяет повышенной культурной значимостью,21 в частности, определенные социальные роли, – но само это стремление приводит к полному обессмысливанию знака. Так Чехов показывает, что следование определенному «знаковому поведению» становится попыткой противостоять времени. При этом фиксация знака – не всегда осознанный и подчиненный воле человека процесс: герои действуют «по инерции», а фиксация и воспроизводство знака происходят автоматически.

Но позиция Чехова – это позиция того, кто видит, что знак, стирающийся и утрачивающий значения, доступные героям, оказывается полон побочных смыслов, которые характеризуют героя, ситуацию и общие закономерности жизни. Таким парадоксальным образом опустошенный, стертый знак оказывается одновременно и незначим в перспективе героев, и сверхзначим в перспективе коммуникации «автор – читатель»: читатель узнает о неустроенности, бессмысленности изображенного мира, но одновременно смутно чувствует его потенциальную смысловую насыщенность.

Следовательно, Чехов, изображая повседневность, нацелен на изображение конечных основ бытия, и потому незаметные явления и процессы, всегда и везде окружающие человека, попадая в чеховский текст, высвечиваются и оказываются знаками, непосредственно отсылающими к трагизму человеческого существования.

 


19 Степанов А. Д. Проблемы коммуникации у Чехова. М.: Языки славянской культуры, 2005. С. 198.
20 Там же. С. 198.
21 Знак повышенной культурной значимости, по Ю. М. Лотману, – это знак, который люди стремятся зафиксировать, закрепить, сделать вечным.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности