Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная ЭКЗАМЕН ЭКЗАМЕН ПО ЛИТЕРАТУРЕ

НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ: МОДЕЛЬ МИРА
Исследовательская работа

Кузнецова Валентина,
ученица 11 «В» класса, Санкт-Петербург

Автор иллюстраций ©В. Кузнецова

(продолжение)

 

Также встает тема тоски и одиночества и недосягаемости цели:

Сердце билось, смертно тоскуя,
Целый день я бродил в тоске,
И мне снилось ночью: плыву я
По какой-то широкой реке. <…>

<...>

И вздыхал я, зачем плыву я,
Не останусь я здесь зачем:
Неужель и здесь не спою я
Самых лучших моих поэм?

Только голос мой был не слышен,
И никто мне не мог помочь,
А на крыльях летучей мыши
Опускалась теплая ночь.

(«Мадагаскар»)

Создается впечатление, что обилие личных местоимений («я») говорит о попытке самопознания. Сопоставляется внутренний мир лирического героя (вполне вероятно, что он максимально приближен к самому автору) и мир окружающий, «там, где пели и трепетали легких тысячи лебедей», то есть один пласт накладывается на другой, однако гармония невозможна:

Небеса и лес потемнели,
Смолкли лебеди в забытье…
…Я лежал на моей постели
И грустил о моей ладье…

(«Мадагаскар»)

Африканские стихи – это гимн Родине духа поэта, «колдовской стране»:

Сердце Африки пенья полно и пыланья,
И я знаю, что, если мы видим порой
Сны, которым найти не сумеем названья,
Это ветер приносит их, Африка, твой!

(«Нигер»)

В.В. Бронгулев в своей книге «Посредине странствия земного» утверждал, что «…перед нами сплошной дифирамб этой когда-то действительно колдовской стране. Но окончательно убеждают в неизменности чувств поэта заключительные строфы «Абиссинии». В них неожиданно в виде своеобразной антитезы появляется образ совсем другой страны – холодной и суровой. Этот контраст создает ощущение отрешенности и щемящей ностальгии по утраченному.

Есть музей этнографии в городе этом
Над широкой, как Нил, многоводной Невой,
В час, когда я устану быть только поэтом,
Ничего не найду я желанней его.

Я хожу туда трогать дикарские вещи,
Что когда-то я сам издалека привез,
Чуять запах их странный, родной и зловещий,
Запах ладана, шерсти звериной и роз.

И я вижу, как знойное солнце пылает,
Леопард, изогнувшись, ползет на врага
И как в хижине дымной меня поджидает
Для веселой охоты мой старый слуга»16.

 


16  Бронгулев В.В. Посредине странствия земного. – М.: «Мысль», 1995. С. 343.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности