Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная ЭКЗАМЕН Реферат
 

НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ: МОДЕЛЬ МИРА
Исследовательская работа

(продолжение)

      Вернемся к «лучшей» стороне Италии. В воссоздании образа этой древней страны Гумилев проявил себя как подлинный художник. Его стихотворения – это полотна… Очень тонко и эмоционально о живописном начале этих произведений говорится в книге В. Бронгулева «Посреди странствия земного». В завершении этого раздела я хотела бы привести характеристику, данную им двум наиболее впечатляющим стихотворениям итальянского цикла: «Риму» и «Венеции».

      Рим

      Волчица с пастью кровавой
      На белом, белом столбе,
      Тебе, увенчанной славой,
      По праву привет тебе.

      С тобой младенцы, два брата,
      К сосцам стремятся припасть.
      Они не люди — волчата,
      У них звериная масть.

      Не правда ль, ты их любила,
      Как миленьких, встарь, когда,
      Рыча от бранного пыля,
      Сжигали они города?

      Когда же в царство покоя
      Они умчались, как вздох,
      Ты, долго и страшно ноя,
      Могилу рыла для трех.

      Волчица, твой город тот же,
      У той же быстрой реки.
      Что мрамор высокие лоджии,
      Колонн его завитки,

      И лик мадонн вдохновенный,
      И храм Снятого Петра,
      Покуда здесь неизменно
      Зияет твоя нора,

      Покуда жесткие травы
      Растут из дряхлых камней
      И смотрит месяц кровавый
      Железных римских ночей?!

      «Казалось бы, сказано все, мысль завершена. Но, как и во многих других стихотворениях, поэт находит в заключение слова, создающие перед глазами читателя громадную историческую панораму и звучащие как пророчество.

      И город цезарей дивных,
      Святых и великих пап,
      Он крепок следом призывных
      Косматых звериных лап.

      Можно написать много страниц о величии и монументальности вечного города. Но то, что удалось сделать. Гумилеву, и притом всего в нескольких строфах, поражает. Каждое слово здесь напоминает уверенный мазок кисти мастера, и возникающая картина вряд ли имеет себе равную. Поэт выбрал самую главную примету этого города — капитолийскую волчицу, которая вместе со своими детьми-волчатами и олицетворяет былое могущество Рима. И действительно, в сравнении с аллегорической волчьей норой кажутся ничтожными и мрамор архитектурных сооружений, н вдохновенный лик столь популярных здесь мадонн. А как жестко и зловеще звучат слова: "И смотрит месяц кровавый железных римских ночей!" Ведь никто еще не попытался уложить всю почти трехтысячелетнюю римскую историю в эти "железные ночи". Ну н наконец, разве не порицает отождествление величия и крепости Рима с призывными следами звериных лап?»28

      Стихотворение «Венеция», «как и большинство других его (Гумилева) итальянских стихов, отнюдь не изображает современный город. Последний кажется абстрагированным от времени и поэтому не вполне реальным. В него без труда вписались бы любые гофмановские герои… Но, самое главное, в этом стихотворении передано ощущение фантастичности всего увиденного поэтом, а равно и величия открывшейся перед ним необычайной панорамы. Ведь глубина любой картины в огромной мере зависит не только от достоинств ее самой, но и от проницательности всматривающихся в нее глаз.

      Поздно. Гиганты на башне
      Гулко ударили три.
      Сердце ночами бесстрашней,
      Путник, молчи и смотри.

      Город, как голос наяды,
      В призрачно-светлом былом,
      Кружев узорней аркады,
      Воды застыли стеклом.

      Верно, скрывают колдуний
      Завесы черных гондол
      Там, где огни на лагуне –
      Тысячи огненных пчел.

      Лев на колонне, и ярко
      Львиные очи горят,
      Держит Евангелие Марка,
      Как серафимы, крылат.

      А на высотах собора,
      Где от мозаики блеск,
      Чу, голубиного хора
      Вздох, воркованье и плеск.

 

26  Бронгулев В.В. Посредине странствия земного. – М.: «Мысль», 1995. С. 258-260.
27  Верховский Ю. Путь поэта / Н.С. Гумилев: pro et contra. – СПб.: РХГИ, 2000. С. 535.
28  Верховский Ю. Путь поэта / Н.С. Гумилев: pro et contra. – СПб.: РХГИ, 2000. С. 535.

 
На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 - 18 - 19 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
НОРМАТИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ
ЛИТЕРАТУРА
РУССКИЙ УСТНО
ЕГЭ - РУССКИЙ ЯЗЫК
ЕГЭ - ЛИТЕРАТУРА
ИТОГОВОЕ ВЫПУСКНОЕ СОЧИНЕНИЕ
ТЕСТЫ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА: ТЕСТЫ И ЗАДАНИЯ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 





Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности