Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русский язык. Методические разработки уроков

Приобщение школьников к духовной культуре русского народа при знакомстве с диалектным словом1

Бакланова И.И., кандидат филологических наук,
доцент кафедры русского языка
Пермского государственного педагогического университета,
доцент кафедры методики гуманитарных дисциплин
Пермского областного института повышения квалификации работников образования

 

Сегодня серьезное внимание со стороны школы и государства уделяется изучению местных особенностей языка и речи (фонетики, лексики, грамматики, топонимии, антропонимии) с целью привлечения внимания учащихся к народному языку. Благодатным материалом для этого могут послужить диалектные слова. Знакомство учащихся с диалектным словом происходит на уроках русского языка в 5-м классе, когда изучается лексика. Количество часов, рассчитанных на изучение диалектного материала, содержание параграфа учебника, не ориентированное на изучение региональной (в частности пермской) специфики диалектной лексики, не позволяют показать богатство и красоту народного слова, его значимость в формировании у школьников духовной культуры, которая включает в себя в первую очередь любовь к своей малой родине. Между тем язык народа – это показатель духовного, культурного уровня носителей этого языка, богатейший источник знания о быте и нравах русского народа. Кроме того, лексика говоров богата словами, отражающими своеобразие природных условий местности.

Обращение к данной теме сегодня особенно актуально, так как разрыв между городом и деревней по уровню жизни огромен: сельские школьники не имеют таких возможностей в получении знаний, как городские. Часто выпускники сельских школ имеют заниженную самооценку и порой даже не пытаются поступить учиться в город. Сказывается и то, что сельские школьники сами являются диалектоносителями. Учителю очень важно построить работу так, чтобы изучение норм литературного языка не вызывало у учащихся представления о второсортности, «неправильности» их родного диалекта. Здесь многое зависит от такта учителя и глубины его понимания культурно-исторической и эстетической ценности диалектов. Думается, что умелое преподавание курса по лингвокраеведению у сельских школьников может воспитать у учащихся гордость за причастность к мудрому народному слову. В городской школе очень важно правильно отобрать материал, чтобы показать ценность диалектного слова и его способность в некоторых случаях быть более точным, образным, чем его литературный синоним.

Мы предлагаем в качестве одного из вариантов иллюстративного материала рассмотреть с учащимися в урочной и во внеурочной деятельности имена существительные, называющие мучные изделия. Слова выбраны из «Словаря пермских говоров» в количестве 109 единиц. Обращение к данной лексико-семантической группе обусловлено тем, что предметы, названные в этой группе, являются жизненно необходимыми для каждого человека. Через диалектные слова, называющие мучные изделия, легко увидеть отношение русского человека к хлебу, к изготовлению мучных изделий (качество, чистота приготовления).

Трепетное отношение русского человека к хлебу, его огромная значимость в жизнедеятельности людей отражены в народных пословицах и поговорках: рыба – вода, ягода – трава, а хлеб – всему голова; горькая работа, зато сладок хлеб; без соли, без хлеба – половина обеда и многие другие. Диалектная лексика подтверждает значение этих высказываний: в ней сохраняется бережное отношение к хлебу, подчеркивается нужность этого продукта для приобретения сил и здоровья. Средствами, помогающими почувствовать отношение говорящего, нередко являются суффиксы, причем в них отражается и положительная оценка, и негативная. Например: диалектоносители противопоставляют хлеб, изготовленный из ржаной муки, хлебу, в основе которого пшеничная мука: ржаной хлеб – повседневная еда, пшеничный – праздничная. Это проявляется не только в словообразовании (ср.: аржанина, ржанушка и пшеничник, пшеничничек), но и в том, какими комментариями сопровождают говорящие эти слова: Аржанину одну и ели раньше; не было этого, чтобы белы булочки; На праздник пшеничники пекли. Пшеница-то белая, а белый хлеб только ко празднику пекли. Вместе с тем говорящие понимают ценность ржаного хлеба: В тряпочку начавкают хлеба ржаного с сахаром и дадут ребенку, мозгочит (сосет) ребенок. Со ржанушки-то как осколки растут (как осколок – плотный, упитанный человек).

Отрицательную оценку в слове мы чувствуем, когда хозяйка сама ругает себя за неудавшуюся выпечку: Испечешь пирог, плохой получится – вот и скажешь: кулебеня; Кулебака – которой не удастся хлеб-от. Пирог-от седни у меня кулебака вышел, стыдно показать.

Лексика данной группы может быть использована на уроках при изучении словообразования существительных, поскольку многие слова имеют очень прозрачную мотивацию. Так, названия мучных изделий с начинкой очень часто мотивированы названием начинки: черничник (пирог с черникой), репник (пирог с репой), морковник (пирог с морковью), брусничник (пирог с брусникой), капустник (пирог с капустой), изюмник (кондитерское изделие с запеченным изюмом), ягодник (пирог с ягодами). Как видим, в образовании данных слов участвует один из самых продуктивных суффиксов русского языка –ник. От слов данного словообразовательного типа следует отличать следующие диалектные слова: кисленик (пирог с начинкой из щавеля), образованное, по-видимому, от прилагательного кислый с помощью суффикса –еник; солоник (пирожок с солью вместо начинки), образованное от существительного соль с помощью суффикса –оник. Диалектный материал в данной группе слов показывает точность, недвусмысленность в именовании мучных изделий, четкое противопоставление видовых понятий при одном родовом (пирог). Такое положение дел типично для всей диалектной лексики, которой «характерна детализация наименований, особенно в той части, которая относится к ведущей отрасли хозяйства, преобладание видовых названий» [Русская диалектология 1990: 173].

Нужно ли говорить о том, что подобные наименования гораздо удобнее в употреблении, нежели литературные словосочетания: пирог с капустой, или капустный пирог, пирог с морковью, или морковный пирог, и подобное. Однако в литературном языке прижилось лишь слово капустник (капустный пирог или какое-либо другое кушанье, приготовленное из капусты), причем в словаре дается помета о его принадлежности к народно-разговорной лексике [Большой толковый словарь русского языка 2003: 417]. В словарь литературного языка проникло и диалектное слово шаньга, излюбленное многими печеное изделие в виде ватрушки или лепешки [Там же: 1490], тоже сопровождаемое пометой народно-разговорное.

Диалектное слово отражает историю своего народа. Так, в трудные времена, оказывается, люди спасались от голода травяными лепешками: Хлеба-то не было, травянушки ели. Пистики ле, клевер ле истолкешь, мучки добавишь – вот и травянушки (травянушка – лепешка из муки с примесью травы); Голод был, дак все ели, пистики собирали, тоболки стряпали (тоболка – небольшая булочка с начинкой); У нас бабушка-то кисленки, шишки от клевера принесет, а утром настряпат кашлепочки (кашлепочка – лепешка, изготовленная из муки, смешанной с клевером, заячьей капустой, щавелем и др.).

Диалектное название мучного изделия может рассказать и о том, как оно приготовлено: налистяшка, налиственник – хлеб, выпеченный на капустных листьях. Хлеб, изготовленный таким образом, отличался особой мягкостью и был вкуснее обычного: Налистяшки ишо пекли. Принесешь с огороду капустный лист, из квашонки тесто берешь, не мучишь, ниче, тесто постоит на столе, растронется, потом печешь. Дёнышко у налистяшки хорошое быват; Налиственники пекут, на лист кладут тесто, дак он мяконькой, вкусной.

В диалектном слове могут наблюдаться следы заимствований из других языков, что свидетельствует о контактах русских с другими народами: в анализируемой группе слово челпан (круглый хлеб из ржаной муки; каравай) заимствовано русскими из коми языка. Слово зафиксировано в пермских памятниках письменности уже в XVI –XVIII веках [Полякова 2006: 105] и известно современным пермским говорам. Это тоже материал, достойный пристального внимания исследователей, учителей, всех интересующихся духовным наследием нашего народа, поскольку мы живем на многонациональной территории Пермского края.

Итак, в пермской диалектной лексике, называющей мучные изделия, скрыты большие возможности для формирования духовно богатой личности школьника. Изучение слов данной тематики, мы надеемся, обогатит знания учащихся о жизни и нравах русского народа, об истории родного края, повысит интерес к жизни своих бабушек, дедушек, прабабушек и прадедушек. Возможно, изучение диалектной лексики заставит учащихся задуматься над тем, что хлеб для русского человека всегда был чем-то святым. По мнению Т.И. Вендиной, проанализировавшей категории добра и зла в языке русской традиционной духовной культуры, в реальном мире добро для русского человека – это растения и животные [Вендина 2005: 22]. Лексика названной группы отражает доброе, уважительное отношение человека к хлебу, которое возникло, вероятно, от знания того, как нелегко посеять, вырастить и убрать хлеб.

Список литературы

  1. Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С.А.Кузнецов. СПб., 2003.

  2. Вендина Т.И. Категории народной этики в языке русской традиционной духовной культуры (добро и зло) / Лексический атлас русских народных говоров. СПб., 2005. С. 20-39.

  3. Полякова Е.Н. Коми лексика в пермских памятниках XVI – начала XVIII века / Е.Н.Полякова. Региональная лексикология и ономастика. Пермь, 2006. С. 105-112.

  4. Русская диалектология / Под ред. В.В.Колесова. М., 1990.

  5. Словарь пермских говоров. В 2-х т. Пермь, 2000-2002.

 


1 Работа поддержана РГНФ (грант АВЦП Развитие научного потенциала высшей школы № РНП. 2. 1. 3. 3440 «Живая речь Пермского края в синхронии и диахронии», 2005-2007)

 


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности