Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русский язык. Методические разработки уроков

КОМПОЗИЦИЯ ТЕКСТА

(продолжение)

Белокурова С.П.
Учитель русского языка и литературы
Санкт–Петербург


VII. Упражнение

1. Выразительно прочитайте стихотворение В. Набокова. Чьи поэтические голоса различимы в этом стихотворении? Сопоставьте прозаическое и поэтическое изображение грозы у писателя. Можно ли говорить о сюжетном и композиционном сходстве двух произведений Набокова? Обоснуйте свой ответ.

2. Найдите в тексте односоставные предложения, охарактеризуйте их.

3. Сделайте синтаксический и пунктуационный разбор последнего предложения текста.

Гроза

Стоишь ли, смотришь ли с балкона,
деревья ветер гнет и сам
шалеет от игры, от звона
с размаху хлопающих рам.

Клубятся дымы дождевые
по заблиставшей мостовой
и над промокшею впервые
зелено-яблочной листвой.

От плеска слепну: ливень, снег ли,
не знаю. Громовой удар,
как будто в огненные кегли
чугунный прокатился шар.

Уходят боги, громыхая,
стихает горняя игра,
и вот вся улица пустая –
лист озаренный серебра.

И с неба липою пахнуло
из первой ямки голубой,
и влажно в памяти скользнуло,
как мы бежали раз с тобой:

твой лепет, завитки сырые,
лучи смеющихся ресниц.
Наш зонтик, капли золотые
на кончиках раскрытых спиц...

VIII. Создаём текст

Прочитайте фрагмент статьи о рассказе В.В. Набокова «Гроза». Ответьте на вопросы и выполните задания.

Текстом-источником «Грозы» считается Библия, что подтверждается эпизодом-цитатой из Священного писания. Набоков описывает финал истории пророка Илии: его вознесение и передача милоти (одежды), символизирующей власть над природными силами, ученику Елисею.

Образ Елисея в произведении может быть истолкован по-разному.

С одной стороны, он, как и образ Илии, восходит к Библии. Как и в Писании, восхождение Ильи в рассказе сопровождается требованием: «Отвернись, Елисей», но в Библии оговорено, что Елисей должен все-таки суметь увидеть вознесение Илии – это условие наследования ему: «Илия сказал Елисею: проси, что сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя. И сказал Елисей: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне. И сказал он: трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так; а если не увидишь, не будет» (4 Цар. 2, 9–10).

С другой стороны, этот персонаж вызывает в памяти пушкинского королевича Елисея, умеющего общаться с природными стихиями. Эта читательская ассоциация оправдана, кроме имени, образами грозовых облаков и солнца, лучом преображающего колеса, но сильнее всего – образом «слепого ветра», сопровождающего героя. Вспомним, что из всех стихий в пушкинской сказке именно ветер указывает королевичу Елисею местонахождение царевны.

Таким образом, падение пророка Ильи во двор во время грозы в рассказе Набокова может быть воспринято и как видéние рассказчика, справедливо в таком случае претендующего на роль ученика пророка, и как сновидение (вспомним пушкинского «Гробовщика»), тем более что, интерпретируя сюжет Писания, писатель снижает библейский миф благодаря игре.

Набоков по-своему обыгрывает мифологическую ситуацию: Илья-громовержец падает с неба из-за сломавшейся колесницы, находит на земле отвалившееся колесо, потом поднимается обратно по облакам. Герой изображает ученика пророка, и его поведение представляет собой своеобразную игру: он кланяется вместо ответа на вопрос об имени, помогает искать отвалившееся колесо и отворачивается, исполняя просьбу Ильи, но не выдерживает и подглядывает: «Я послушался. Даже зажмурился. Постоял так с минуту, и дольше не выдержал...» Кроме того, герой внимателен и почтителен к небожителю особым, подчёркнутым почтением, выдающим радость игры. Тонкая ирония игры ощутима и в ремарке «словно что-то вспомнив» по отношению к Илье-пророку, и в финальных словах о «ночном небесном крушении». Вместо милоти (одежд) Илии, подхватываемой в мифе Елисеем, Набоков делает предметом, связывающим старика пророка и рассказчика Елисея, колесо.

Символичность и распространённость образа круга/колеса в художественном мире Набокова общеизвестна. Его конкретными смысловыми наполнениями здесь может быть или связь человека с небом, или воплощение творческого дара: герой перед грозой засыпает, «ослабев от счастья, о котором писать не умеет»; в финале он радуется, предвкушая собственный рассказ (очевидно, тот, который мы читаем). Смысл увиденного, таким образом, – обретение дара творчества. Благодаря такой интерпретации рассказ вписывается в основную тему Набокова – тему художника (По И. Мотеюнайте).

Вопросы и задания

1. Определите стиль речи и тип текста. Охарактеризуйте особенности композиции отрывка, связанные с типом речи.

2. Какие средства связи предложений используются в рассказе, а какие в литературно-критической статье о нём? Как вы можете это объяснить? Чем композиция литературоведческой статьи отличается от композиции художественного текста?

3. Согласны ли вы с интерпретацией художественного смысла рассказа Набокова? Обогатили ли ваше понимание рассказа указанные автором статьи библейские и литературные параллели? Истолкуйте имена Илия (Илья) и Елисей. В каких литературных и фольклорных произведениях они встречаются? Как называли верховного бога-громовержца на Руси?

4. Напишите свою интерпретацию рассказа Набокова «Гроза» в жанре литературно-критической статьи или эссе.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности