Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская современная литература. Методические разработки уроков

ПРИМЕРЫ АНАЛИЗА РАСХОЖДЕНИЙ МЕЖДУ ВЕРБАЛЬНОЙ И НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИЕЙ
В ЛИТЕРАТУРНЫХ ТЕКСТАХ

А. И. Синица,
учитель русского языка и литературы
Санкт-Петербург

 

В современном мире, чтобы понять человека, достаточно посмотреть на то, как он жестикулирует, делает определённые интонации в своей речи, но для этого нужно уметь правильно распознавать эти сигналы. Необходимо принять во внимание особенности используемых в разговоре жестов, мимики, так как именно эти элементы невербального общения становятся часто причиной непонимания в процессе коммуникации. Некоторые литературные произведения до сих пор многим читателям не понятны в полной мере именно по причине непонимания поступков некоторых героев. Ведь их мы анализируем интуитивно или с опорой на авторитетные слова учителя. На мой взгляд, при глубоком анализе как вербальной коммуникации, так и невербальной, указанные герои стали бы более понятны читателям.

Во-первых, необходимо отметить, что невербальная коммуникация — это коммуникация без использования слов. Инструментом такого «общения» является тело человека, обладающее широким диапазоном средств и способов передачи информации или обмена ею, которое включает в себя все формы самовыражения человека, выполняет функцию дополнения и замещения речи, создает психологический контакт между партнёрами, пeредает эмоциональное состояние партнёров по общению, отражает истолкование ситуации.

Понимание коммуникации становится более эффективным, когда содержание и интенсивность вербального сообщения соответствует содержанию и интенсивности невербального. А ведь во многих литературных текстах как раз и показаны примеры расхождения между вербальной и невербальной коммуникацией. Но мы их практически не анализируем. А зря, именно последствия этих расхождений могут помочь лучше понять переживания героев. Первые шаги применения невербальной коммуникации в анализе текста лучше совершать в рамках рассмотрения некоторых примеров расхождения указанных выше коммуникаций (предварительно рассказав, что есть что), обращаясь к литературным текстам.

Снижение коммуникативной насыщенности взаимодействия можно продемонстрировать при анализе рассказов А.П. Чехова. Сложный для восприятия рассказ «Тоска» легче понять, проанализировав именно это расхождение:

— Какие все подлецы! — острит военный. — Так и норовят столкнуться с тобой или под лошадь попасть. Это они сговорились. — Иона оглядывается на седока и шевелит губами... Хочет он, по-видимому, что-то сказать, но из горла не выходит ничего, кроме сипенья.
— Что? — спрашивает военный.
Иона кривит улыбкой рот, напрягает свое горло и сипит:
— А у меня, барин, тово... сын на этой неделе помер.
— Гм!.. Отчего же он умер?
Иона оборачивается всем туловищем к седоку и говорит:
— А кто ж его знает! Должно, от горячки... Три дня полежал в больнице и помер... Божья воля.
— Сворачивай, дьявол! — раздается в потемках. — Повылазило, что ли, старый пес? Гляди глазами!
— Поезжай, поезжай... — говорит седок. — Этак мы и до завтра не доедем. Подгони-ка!
Извозчик опять вытягивает шею, приподнимается и с тяжелой грацией взмахивает кнутом. Несколько раз потом оглядывается он на седока, но тот закрыл глаза и, по-видимому, не расположен слушать
.

Необходимо обратить внимание учащихся на изначальное желание одного из участников сцены начать беседу, что видно по его языку тела (обращение позы в сторону собеседника): «Иона оглядывается на седока», и мимике «шевелит губами», но невозможность реализации задуманного связано с его сильнейшим эмоциональным переживанием — «из горла не выходит ничего, кроме сипенья». В современной медицине такое состояние называется мутизм (лат. Mutus — немота) — невозможность говорить при сохранности речевого аппарата, которая может быть вызвана психотравмой или сильным стрессом. Однако такое состояние несет обратимый характер. Это подтверждается желание Ионы выговорится, произнести то, что его беспокоит: «Иона оборачивается всем туловищем к седоку». Однако насколько велико желание героя быть услышанным, настолько велико нежелание его собеседников посочувствовать герою в его горе, что подтверждается резким прекращением беседы: «тот закрыл глаза и, по-видимому, не расположен слушать». Достигнув информационного пика диалог подвергся снижению коммуникативной насыщенности взаимодействия, при котором герой рассказа не смог реализовать необходимое ему — получение сочувствия, сопереживания.

Смещении основных диалоговых структур (запаздывание ответов на обращения партнеров или преждевременная реакция) хорошо видны в рассказах М. Зощенко. Например, рассказ «Гришка Жиган»:

А у Фомы Хромого народу собралось множество. Сидел Фома Хромой на лавке и говорил такое:
— Если б не эта схимонашенка, да я бы первый сказал, врет он, собачий хвост. Ну, а тут, схимонашенка. .. У кого еще была схимонашенка?
— У меня, Фома Васильич, была. У меня и есть, — сказала баба простоволосая, — к вечеру сижу я преспокойно... Стучит ктой-то...
— Да, — перебил Фома Хромой, — небо пожелтеет, настанет вихорь...

При рассмотрении данного несоответствия вербальной и невербальной коммуникаций необходимо обращать внимание на авторскую речь — какой глагол говорения использован. В данном фрагменте использован глагол «перебил», он показывает незаинтересованность собеседника в услышанном, желание сменить тему или обратить внимание на что-то более важное. Так как героев данного рассказа интересовало предсказание конокрада Гришки Жигана о конце света, то рассказ о схимонашенке ушёл на второй план в их диалоге.

Спонтанное повышение информационной избыточности сообщений сразу бросается в глаза при прочтении рассказа А.П. Чехова «Толстый и тонкий»:

Милый мой! — начал тонкий после лобызания. — Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну, да погляди же на меня хорошенько! Такой же красавец, как и был! Такой же душонок и щеголь! Ах ты, господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь... Это вот моя жена, Луиза, урожденная Ванценбах... лютеранка... А это сын мой, Нафанаил, ученик III класса. Это, Нафаня, друг моего детства! В гимназии вместе учились!

Во время диалога двух старых друзей, именно Тонкий не даёт возможность ответить Толстому, он не предполагает вставку пауз после своих же вопросов. Героя перенасыщают эмоции, что подтверждается его длинными репликами в начале встречи, наличие то восклицательных, то вопросительных предложений помогают понять возбужденное настроение героя, желание поделиться информацией со всеми — это видно через обращение то к одному, то к другому присутствующему (от самого Толстого до сына), обрывистыми конструкциями предложений. В данном анализе мы обратились к одному важному средству невербальной коммуникации — к интонации, а именно к таким компонентам как темп (количество слов или слогов, произнесенных за определенную единицу времени) и пауза (временная остановка в речи).

Таким образом, примеры, представленные в этой статье, показывают, что невербальная коммуникация существенно дополняет речевое воздействие, как усиливая его, так и ослабляя, в зависимости от степени расхождения словесной коммуникации и бессловесной. Важно отметить то, что именно невербальные средства общения передают информацию об эмоциональном состоянии и настроении говорящих, отношении к собеседнику и к обсуждаемой теме, помогают увидеть намерения участников взаимодействия.

 


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности