Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская современная литература. Методические разработки уроков

А.Т. ТВАРДОВСКИЙ «ПО ПРАВУ ПАМЯТИ» – «О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ»

Урок – лекция

(продолжение)

Т. В. Казакова,
учитель русского языка и литературы гимназии № 470
Санкт-Петербург

В поэме слова Сталина приобретают смысл: «отец народов» так говорил, пытаясь внушить народу, что расправы того времени не стихийны, а по заслугам, что отвечает только тот, кто виноват. Однако мы знаем, что такое 58 статья, что такое «10 лет без права переписки». К сожалению, так было. Было и так: отвечал сын за отца, дочь за мать, жена за мужа, друг за друга:

Но в те года и пятилетки,
Кому с графой не повезло, –
Для несмываемой отметки
Подставь безропотно чело.

Чтоб со стыдом и мукой жгучей
Носить ее – закон таков.
Быть под рукой всегда – на случай
Нехватки классовых врагов.
Готовым к пытке быть публичной
И к горшей горечи подчас,
Когда дружок твой закадычный
При этом не поднимет глаз...

О, годы юности немилой,
Ее жестоких передряг.
То был отец, то вдруг он – враг.
А мать?
Но сказано: два мира,
И ничего о матерях...

И здесь, куда – за половодьем
Тех лет – спешил ты босиком,
Ты именуешься отродьем,
Не сыном даже, а сынком...

Мысль автора предметна. Время, о котором поэт ведет речь, воскрешает своеобразная лексика: «сынком», «анкета» со «зловещей некогда графой», «несмываемая отметка» в ней, «чад полуночных собраний», «публичная пытка», «мытарил вопрос», «в кромешный список занесен», «два мира», «чье-то головокруженье», «враг народа», «слепой и дикий для круглой цифры приговор». Зловещая некогда графа в анкете определяла судьбу, так произошло и с героем поэмы:

Ты именуешься отродьем,
Не сыном даже, а сынком…

Вокруг такого человека образуется вакуум: один человек не смотрит тебе в глаза, другой перестал к тебе обращаться совсем, третий сам готов придумать что угодно, лишь бы «вывести тебя на чистую воду», а друг… Друг «руку жмет тебе с опаской».

Готовым к пытке быть публичной
И к горшей горечи подчас,
Когда дружок твой закадычный
При этом не поднимет глаз...

Как же так? Куда делись юношеские идеалы и мечты? Откуда такое предательство? Причина одна – страх. А он, герой поэмы, не боится, нет, он не понимает, как это возможно. И он вспоминает отца, объявленного кулаком, врагом народа:

А только, может, вспомнив руки,
Какие были у отца.
В узлах из жил и сухожилий,
В мослах поскрюченных перстов –
Те, что – со вздохом – как чужие,
Садясь к столу, он клал на стол.
И точно граблями, бывало,
Цепляя
ложки черенок,
Такой увертливый и малый,
Он ухватить не сразу мог.
Те руки, что своею волей –
Ни разогнуть, ни сжать в кулак:
Отдельных не было мозолей –
Сплошная.
Подлинно – кулак!
И не иначе, с тем расчетом
Горбел годами над землей,
Кропил своим бесплатным потом,
Смыкал над ней зарю с зарей.
И от себя еще добавлю,
Что, может, в час беды самой
Его мужицкое тщеславье,
О, как взыграло – боже мой!




На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности