Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская современная литература. Методические разработки уроков

ТЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

О.П. Сысоева
учитель русского языка и литературы,
СОШ № 648 Колпинского района Санкт-Петербурга

Приложение 1

О «Хождении за три моря» Афанасия Никитина

«Хожение», или «хождение» - термин, которым в древнерусском литературном языке обозначалось и само путешествие, и рассказ об этом путешествии, так что форма изложения, принятая Афанасием Никитиным для записей, опиралась на прочную литературную традицию, с которой, видимо, начитанный тверской купец был хорошо знаком.

Первоначальной целью поездки Афанасия Никитина и других тверских и московских купцов, был, как можно прочитать в произведении, лишь Ширван, государство, занимавшее в ХV веке серево-восточную часть современного Азербайджана. Но в пути, под Астраханью, его ограбили и «от многих бед пошёл в Индию, так как на Русь пойти было не с чем – никакого товара не осталось». Вероятно, ещё на Родине он слышал об этой богатой стране от восточных «гостей», как называли тогда купцов. Как показывают его путевые записки, Никитин немало поездил по чужим странам, ещё больше слышал о них.

В Индии Афанасий Никитин побывал в 1469 – 1472 годах и оставил запись своих наблюдений, выделяющуюся из всей литературы современных западноевропейских рассказов об Индии правдивостью и деловитостью, почти полным отсутствием сказочной фантастики об этой стране. И сегодня многие наблюдения Никитина оцениваются учёными как исторически достоверные.

Деловитый и энергичный купец-путешественник ищет в чужих странах «товаров на Русскую землю» и в то же время внимательно изучает жизнь чужих стран, встретившихся ему на пути «за три моря». Он знакомит читателей с о своеобразной природой Индии, её климатом, резко отличающимся от климата Руси, естественных богатств – того, что «родится» в «Индейской стране» и чем она торгует. Он даёт точные сведения о своём маршруте, выверенные расстояния от города до города, способы передвижения, расположение базаров, цены - всё, что может пригодиться его последователям.

Но не природа с её естественными богатствами, а люди были главным предметом наблюдений Никитина. В Индии, которую современные историки называют «музеем культов и обычаев, вер и культур, религий и языков, расовых типов и различных укладов», Афанасий Никитин проявил широкую терпимость, с одинаковым интересом и вниманием вглядываясь в различные религиозные культы, изучая нравы и обычаи разных национальных и кастовых групп, расспрашивая о важных событиях, происходивших в то время в «Индейской стране» - государстве Бахманидов. Он общался с «бесерменами» - мусульманами, поэтому нередко обряды христианской религии сравнивает с исламистскими. Много времени проводил он и с «индеяны», с индусами, которым объявил, что он «христианин, а не бусурманин», после чего и «они, - пишет он, - не стали от меня таиться ни в чём: ни в еде, ни в торговле, ни в молитве, ни в иных вещах; жён своих также не скрывали … А от бусурман скрываются, чтобы не посмотрели в еду, а если бусурманин посмотрел на еду, и индиец уже не ест». Со слов своих собеседников Никитин сообщает, что «всех вер в Индии 84, и все веруют в Бута (бог Шива). Вера с верою не пьёт, не ест, не женится» - видимо, он спутал понятия «вера» и «каста».

Наблюдательный и любознательный человек, Афанасий Никитин, присматриваясь к жизни и быту жителей Индии, донёс до своих будущих читателей много ценных сведений. Например:
- «Индейцы совсем не едят мяса: ни яловичины, ни баранины, ни курятины, ни рыбы, ни свинины».
- «А едят они правою рукою, левою же ни за что не возьмутся, ножа не держат, а ложки не знают».
- «А кто у них умрёт, и тех жгут, а пепел сыплют в воду».
- «Когда у жены родится дитя, то принимает муж, - с удивлением записывает он, - имя сыну даёт отец, а дочери – мать», - и описывает этот обряд.
- «Корова в Индии считается священным животным… Убийство коровы – величайший грех, больший, чем убийство человека».
- «А сельские люди всё бедные, голые…».

Описанию индуистских религиозных обрядов и верований Никитин уделил немало внимания. Он побывал вместе с индийскими паломниками в главной шиваитской святыне – Парвате, значение которой русскому человеку объясняет сравнением с Иерусалимом для христиан и Меккой для мусульман. В Парвате он видел много образов – Бутовы деяния, как Бут чудеса творил. Видел и статую священного быка Шивы (по-персидски Бут) Нанди, которому индуисты поклоняются: «целуют его копыто и сыплют на него цветы». Поразили Никитина и размеры храмового ансамбля: «А бутхана весьма велика, с пол-Твери, каменная». В этом храме он видел знаменитую скульптуру огромного вола, «а высечен из чёрного камня и весь позолочен». То внимание, которое Никитин уделил описанию скульптуры в Парвате, объясняется необычностью этого вида изобразительного искусства для русского человека, тем более – в храме. Это описание, в котором уделено внимание и на материал – чёрный камень и позолота, и на размеры – «вельми велик», и о позе быка Нанди – все это предназначено для русского читателя.

Зная, что в православных храмах скульптурные изображения были запрещены, Никитин ни одним словом не выразил осуждения широкому распространению их в храмах индуистов, обнаружив при этом широту взглядов и терпимость много видавшего путешественника.

Не всё в быту индийцев пришлось по нраву Никитину, однако он редко проявляет открытое осуждение чуждого ему в их бытовых навыках. (Это ли не пример толерантности?) Скорее с удивлением, чем с неодобрением записал он, что индийские «жёнки ходят с непокрытой головой и голыми грудями, а дети до семи лет – совсем голыми»; что «хан на людях ездит», но у него «много слонов и коней добрых».

Внимательно наблюдавший трудовую, общественную, политическую и военную жизнь чужого для него народа, Никитин не раз сравнивал её с жизнью «Русской земли» - «лучшей на свете». Это патриотическое чувство с особой силой вылилось в молитве за Русь. В своей заботе о всей «Русской земле» Афанасий Никитин первым нашёл прямой морской путь в страну несметных богатств – Индию, первый внимательно описал не только все виды «товара на нашу землю», но и своеобразную жизнь неведомых для русского человека народов. Для русского читателя ХV века «Хождение за три моря» явилось в полном смысле слова «открытием Индии» в её действительном, а не традиционно-сказочном облике.

Может быть, написание «Хождения за три моря» и было главным в жизни тверского купца, русского путешественника ХV века Афанасия Никитина, ведь в скором времени после возвращения из Индии домой он скончался…

 


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности