Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская современная литература. Методические разработки уроков

РАССКАЗ А.И. СОЛЖЕНИЦЫНА «МАТРЁНИН ДВОР» В 11 КЛАССЕ

(продолжение)

Татьяна Еремина
учитель русского языка и литературы, Санкт-Петербург

 

III вариант работы

Можно провести урок стандартный, в виде комментированного выборочного чтения, совмещая его с беседой. Это не лучший способ изучения, так как дети при этом недостаточно активизируются. Но если в перспективе – сочинение, если времени очень мало, если, наконец, рассказ большинством в классе не прочитан (что, к сожалению, бывает), то такое знакомство с произведением возможно.

Попробуем перечислить этапы урока. Что будут делать дети и учитель?

Подготовленные ученики, получившие индивидуальные домашние задания, расскажут об истории публикации рассказа и прототипах, в том числе напомнят о судьбе автора.

Совместными усилиями прочитавших учеников перескажем сюжет, разделив сюжетные линии: судьба Игнатича, судьба Матрёны.

Понаблюдаем за особенностями речи рассказчика, за его поведением, побуждениями. Что его интересует? Оказывается, нравы людей, их речь, взаимоотношения. Его трогают мучения Матрёны, её болезнь, настроение, её характер. Прочитаем, как она встретила будущего жильца: «Не умемши, не варемши – как утрафишь?» Подчеркнем её бескорыстие и деликатность в общении с Игнатичем. Например, заглянем в начало второй главы: «…не мешала… не досаждала… отсутствовало в ней бабье любопытство… была деликатна…».

Рассмотрим, чем объясняются мучения и заботы Матрёны в новое время (середина 50-х годов). Здесь уместно прочитать фрагменты о запасах торфа и сена для козы.

Остановимся и подсчитаем: мало, что тайком (отсюда – страх!), а принашивала Матрёна в день 6 раз по 2 пуда торфу (6 х 32 кг = 192 кг в день). Да километра за три… Объясним, почему сена не накосить (на колхозной земле запрещено, а другой просто нет!), да и об огородах, обрезанных всем инвалидам, вспомним. Прочитаем, как больную Матрёну жена председателя колхоза зовет навоз бросать: «И вилы свои бери!». И обсудим, почему пожилой женщине пенсия не причиталась. Вспомним сами после этого, что начисленные с трудом за мужа 80 рублей – это после денежной реформы 1961 года стали бы 8 рублей – не деньги, а слёзы! А еще колхозники-соседи завидуют «живым» деньгам, потому что у самих до середины 50-х годов почти одни палочки за трудодни вместо оплаты. И нет паспортов, то есть – и нет права уехать.

Придется, следовательно, учителю литературы как следует «вдаться» в исторический контекст, без которого дети почти ничего в отношениях «Матрёна и власть» не понимают, хотя по программе «проходят» советскую российскую историю…

И еще одно небольшое замечание – про тетю Машу, единственную, кто в деревне любил Матрёну. Напоследок – в день гибели подруги! – она попросила у Игнатича отдать «вязанку» для дочери. Этим изумила его: «полувековая подруга»… Что тут проявилось: бесчувственность, вещизм – или вековая нищета? У её «Таньки» – вероятно, взрослой женщины – вряд ли есть еще «вязанка», то есть кофточка. Как понять это нашим во многом избалованным детям?

Добавлю: не здесь ли, не в этой ли нищете, – корень тяги к вещам-вещичкам? «Знание о социальном неравенстве есть знание высокое, холодное и гневное», – писал Александр Блок в 1918 году. Горько, что тема эта не исчерпывает себя.

И еще одну деталь не упустим – пусть хоть учитель скажет: «горницу» разорили для Киры и её мужа потому, что без готового строения в поселке не давали участка земли. Оценим абсурдность требований государства! Да, можно говорить о «жадности нескольких людей», но можно и понять, что чувство любви земледельца к земле извращалось, становилось только корыстным. И явление это было массовым: «Перебрав тальновских, я понял, что Фаддей был в деревне такой не один». Русский язык издавна называл «добром» вещи, но подмены не было, то есть народ не путал это «добро» с добрым, то есть человеческим отношением. А теперь?..

Но продолжим перечисление этапов урока.

Даже при ознакомительном чтении надо вспомнить предшественниц Матрёны в русской литературе. Спросим учащихся – и сами добавим: о некрасовской крестьянке из поэмы «Кому на Руси жить хорошо», о Дарье из поэмы «Мороз, Красный нос», об Однодворке из «Деревни» Бунина.

Понаблюдаем за классической прозой и стихами. Сопоставления находятся, заставляя задуматься о причинах сходства. Дело, видимо, не только в том, что Солженицын – хороший читатель, но и в том, что мало менялась, а если менялась, то не к лучшему, женская доля и те обстоятельства общественного устройства, которые, казалось бы, должны были её облегчить.

Вот примерный список соответствий, которые говорят, может быть, не столько о литературной традиции, сколько о едином предмете наблюдений авторов, хотя и в разные времена. Как жила русская крестьянка? Как замуж выходила? Каковы были отношения в семье? Как трудились? Что умела русская крестьянка? Что было тяжко, а что обычно?

Позволю себе предложить учителю самостоятельно сравнить наблюдения. Между прочим, подобная таблица может быть основой индивидуального задания для не очень сильного ученика. Ему можно предложить включить цитаты, сведения в связный текст, дополнив своими размышлениями. Конечно, человеку хорошо учащемуся интересней и полезней самому найти аналогии или противопоставления…

Матрёна Тимофеевна Корчагина

Матрёна Васильевна Григорьева

«…Пал на сердце Филипп!»
Замуж вышла, полюбив.

За любимого Фаддея «без малого не вышла… Война германская началась».

Дай башмаки Оленушке, [золовке]
Жена! – сказал Филипп.
А я не вдруг ответила.
Корчагу подымала я,
Такая тягость: вымолвить
Я слова не могла.
Филипп Ильич прогневался,
Пождал, пока поставила
Корчагу на шесток,
Да хлоп меня в висок! (…)

«Меня сам ни разику не бил…То есть был-таки раз – я с золовкой поссорилась, он ложку мне об лоб расшибил»…

«Все мешки мои были, по пять пудов тижелью не считала…»

(Обращение к ученикам. Еще раз сосчитаем: 5 х 16 = 80 (кг)! Ребята, у вас есть вопросы, почему больна Матрёна?..)

Пять сыновей и погибший первенец Демушка.

Шесть детей, умерших во младенчестве.
(Ср.: шестеро детей у второй Матрёны – жены Фаддея. Из них – Кира, отданная в приемыши.)

«Потуги лошадиные несли мы; погуляла я
Как мерин, в бороне!»

«Тальновские бабы установили доточно, что одной вскопать свой огород лопатою тяжеле и дольше, чем, взяв соху и вшестером впрягшись, вспахать на себе шесть огородов. На то и звали Матрёну в помощь».

Вывод некрасовской крестьянки Матрёны Тимофеевны Корчагиной из поэмы «Кому на Руси жить хорошо» оказывается приложим и к обеим советским Матрёнам из рассказа А.И. Солженицына:

«Ключи от счастья женского,
От нашей вольной волюшки,
Заброшены, потеряны
У Бога самого!»


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности