Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская современная литература. Методические разработки уроков

«УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ…»

Белокурова С.П., учитель руского языка и литературы высшей категории.
Санкт-Петербург

 

Тема: Русский национальный характер.
Уроки по рассказам В. Пьецуха из цикла «Драгоценные черты»1.

СОЧИНЕНИЯ

«Умом Россию не понять...»
(Читая В. Пьецуха)

II. «Ищу человека».

  ...И вот в минуту жестокой нелюбви к самому себе, в минуту смятения, когда дороже жизни возможность высказаться перед всепонимающим человеком, и ты берешь лист чистой бумаги, ручку и выводишь: “Уважаемый Антон Павлович”.
  В. Пьецух «Уважаемый Антон Павлович».

  ...чеховская проза исполнена любовью к русской жизни и русскому человеку не в ракурсе глагола «любить», а в ракурсе глагола «жалеть»...
  В. Пьецух «Уважаемый Антон Павлович».

  Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и... помер.

      Помер Червяков... Чем вам не анекдот? Рассказчик повествует о «прекрасном экзекуторе» Иване Червякове, который «вдруг» чихнул и обрызгал статского генерала Бризжалова – не своего начальника, чужого, «но все-таки неловко». Конечно, Червяков извинился, но спокойное отношение генерала к «происшествию» вызывает у Червякова сомнение, настороженность - не затаил ли генерал на него злобу? «Забыл, а у самого ехидство в глазах, <...> говорить не хочет, <...> сердится значит». Возвратившись домой, он рассказал о «происшествии» своей жене. Что же жена? «Узнав, что Бризжалов «чужой», успокоилась», но посоветовала мужу сходить еще раз извиниться. Червяков последовал совету жены и отправился к генералу. Его желание принести Бризжалову свои извинения превращается в назойливость. Генералу порядочно надоел этот Червяков, и он прогнал его... А что же чиновник? «Придя домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и... помер». Странно, человек помер, а смеяться хочется... Что же за писатель такой Чехов?

      Кажется, что Чехов рассказывает нам «Смерть чиновника» как анекдот: «...но вдруг...В рассказах часто встречается «но вдруг». Авторы правы: жизнь полна внезапностей...» Чехов как будто пытается выйти на диалог. Отрывается от повествования и ведет разговор на несколько постороннюю тему. «Чихнул, как видите...» - опять «отрыв», опять обращение к читателю. Писатель как будто ищет поддержки, ответной реакции читателя, а может быть, и чего-то другого? Очевидно, что это сразу изменяет восприятие рассказа. Он уже воспринимается как анекдот. Ведь так мы обычно рассказываем анекдоты.

      Обратим теперь внимание на имена героев рассказа «Смерть чиновника». С одной стороны - Иван Дмитриевич Червяков, «прекрасный экзекутор». Червяков, как заметил бы даже ученик пятого класса, фамилия «говорящая». О чем же она нам может рассказать? То, что это человек ничтожный, «ползающий», а если к этому еще добавить «прекрасный экзекутор», то смесь получается ужасная: ничтожность, приспособленчество, хамелеонство... Брррр... С другой стороны – генерал Бризжалов. Перед глазами встает этакий брюзга с лысиной - зрелище ненамного лучше предыдущего. А что же между ними? Жена «прекрасного экзекутора» и где-то на периферии - «Корневильские колокола». Вот чеховская модель мира.

      Вспомним, М. Липовецкий и Н. Лейдерман писали о том, что «новеллистическая модель мира не претендует на охват многомерности жизни, она не берется осваивать всеобщую связь явлений, ибо это по плечу только роману. Зато в новеллистической модели мира даже один единственный эпизод помещается в центр авторского и читательского сознания, и если в нем писатель действительно уловил суть жизненных противоречий, то этот эпизод приобретает значение символа, обобщения». Но у Чехова пустяк становится причиной смерти: чихнул – умер. Умер, не сняв вицмундира, умер, как червь. А какова роль вицмундира? Неужели он заменил Червякову душу...? Теперь понятно, над чем смеется Чехов! Не человек умер, а чиновник! И все-таки смех какой-то не жестокий, а, наоборот, жалостливый... Человек! Ау..., где ты?!

  Дорогой, многоуважаемый шкаф! Приветствую твое существование, которое вот уже больше ста лет было направлено к светлым идеалам добра и справедливости…
  А. Чехов «Вишневый сад»

      «Только просыпается Вера на другой день, а Ольги нет; ни на кухне ее нет, ни в уборной, ни на дворе, отворяет Вера шкаф для отчистки совести, а там Ольга сидит, подперев голову кулачком, и слушает звуки своей квартиры». А это из рассказа Вячеслава Пьецуха «Шкаф». Что же мы видим? Что–то чеховское: шкаф, футляр, мундир… Начнем по порядку. Первое, что делает Пьецух, – представляет нам в качестве главного героя … шкаф. И в первом же предложении говорит, что «многоуважаемый шкаф» «преимущественно фигурировал на представлениях “Вишневого сада”». Здесь, несомненно, читается реминисценция из Чехова, его комедии. Этот прием автор использует мастерски. Одной фразой заставляет читателя вспомнить Чехова, его юмор, его анекдоты. И вот уже, подготовив в нашем сознании некоторую почву, аккуратно «высаживает» на нее свой рассказ. Итак, представив нам главного героя, Пьецух рассказывает о его «жизни» и о его появлении у Ольги Чумовой в квартире № 4, «где кроме Ольги Чумовой, ее мужа Марка и племянницы Веры, обитали также молодожены Воронины, умирающая старуха Мясоедова и одинокий чекист Круглов». Ах, как искусно Пьецух представляет нам жильцов, а точнее, «обитателей» четвертой квартиры. Вот Ольга Чумовая – ну ее-то фамилия сама за себя говорит; ее муж Марк – «на него» как бы ничего нет, и Чумовым его Пьецух называет только при аресте. Вера... Значение имени сначала не совсем понятно, но потом осознаешь, что она несет в себе «веру» Ольги. Вот только во что? Или она заменит Марка – зовут его, кстати, как одного из евангелистов. (Евангелие – «благая весть». Возможно, с его именем связана новость, которая должна будет изменить жизнь Ольги, вернуть ее к нормальному существованию. Но изменит ли?) Супруги Воронины бранятся все время, как будто каркают. А Круглов, что – круглый дурак? Забавная история: у Пьецуха, как и у раннего Чехова, фамилии героев определяют их роли.

      Так что же за история произошла в квартире № 4?

      Как-то после чтения «Войны и мира» (!) Марк позволил себе, так сказать, двусмысленное высказывание по поводу Советской Армии, за что через три дня и был арестован. Говорят, Круглов «настучал», но кто же на самом деле знает? Испуганная этим событием, Ольга Чумовая принимает единственно верное, с ее точки зрения, решение – спрятаться в «многоуважаемом шкафу». Вначале Ольга просто очень боялась выходить из своего убежища, но потом жизнь в шкафу показалась ей не такой уж и скучной: целыми днями она рассматривала свой шкаф, слушала радио и «звуки своей квартиры», и компания нашлась – паучок, ставший позже предметом ее научной деятельности, даже электричество у неё в шкафу было. «Чего же боле?» Чем вам не жизнь? Жизнь в шкафу постепенно стала для нее нормой. Когда пришло известие, что Марк умер, а его дело закрыто за отсутствием состава преступления, Ольга выходит из своего «мирка» и попадает в огромный, но чуждый ей мир, где все вызывает страх, заставляет бояться, «как бы чего не вышло». Чеховский анекдот о чиновнике завершается прямо-таки потрясающе: «пришел домой, лег на диван и... помер». В этом чеховском «помер» и многоточии – все о чиновнике, его бессмысленной жизни и неистребимом призвании быть только чиновником, чином. Давайте попробуем посмотреть, что делает Пьецух. Да он просто калькирует Чехова: Ольга выходит из своего мирка и... возвращается обратно в шкаф, к паучку, трещинам в шкафу, звукам своей квартиры: «Только просыпается Вера на другой день, а Ольги нет; ни на кухне ее нет, ни в уборной, ни на дворе, отворяет Вера шкаф для отчистки совести, а там Ольга сидит, подперев голову кулачком, и слушает звуки своей квартиры». Вам - смешно? Мне вот смеяться почему – то не хочется.

      Невольно возникает ассоциация и с чеховским «Человеком в футляре». Помните, как неуютно Беликов чувствует себя без своего «футляра», как он «кутается» в него? Да и Червяков непредставим без знаменитого вицмундира. Так и Ольга не может жить вне своего шкафа.

      Но при всей схожести типа поведения героев Чехова и Пьецуха у них, тем не менее, есть различие. Чеховские герои сами, по своему желанию находят себе «футляр», а Ольга забирается в шкаф и шесть лет живет в нем только из-за обстоятельств. Но это различие мнимое: Ольга, вкусив «футлярной жизни», уже ничем не отличается от Беликова или Червякова и ведет «шкафную» жизнь уже по призванию. Да, действительно, что-что, а над русским человеком смеяться можно только «сквозь слезы».

1 Пьецух В. Драгоценные черты // Дружба народов. № 5, 6. 1995

На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности