Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская современная литература. Методические разработки уроков

УРОК-МАСТЕРСКАЯ ПО РАССКАЗУ Е. ЗАМЯТИНА «ДРАКОН»

(Чтение с остановками)

Татьяна Алексеева,
методист по русскому языку и литературе
НМЦ Красногвардейского района Санкт-Петербурга

 

Теперь, поняв страшный смысл такого, казалось бы, обыденного разговора на трамвайной площадке, еще раз перечитаем этот абзац. Не кажется ли вам, что в нем чего-то не хватает?

(Если нужна подсказка, можно напомнить, что, по определению учебника русского языка, «диалог – это разговор двух или нескольких лиц». А сколько реплик в этом диалоге? Ждете ли вы продолжения? Какого? Как вы думаете, почему этого продолжения нет в рассказе?)

Мысль о том, что в рассказе нет ответа на последнюю реплику дракона, принадлежит санкт-петербургским старшеклассникам из лагеря «Зеркальный». Там впервые проводился этот урок. Ребята нашли и причину того, почему в рассказе Замятина отсутствует какая-либо реакция на озлобленные реплики дракона. См. первый абзац: обитатели города – «драконо-люди». Возможны, конечно, и другие истолкования отсутствия реакции на слова «дракона».

Следующий абзац начинается со слов «И вдруг…» Попробуйте предположить, как могли бы развиваться события дальше?

Чтение четвертой части рассказа: «И вдруг – из пустых рукавов – из глубины – выросли красные, драконьи лапы.
Пустая шинель присела к полу – и в лапах серенькое, холодное, материализованное из лютого тумана.
– Мать ты моя! Воробьеныш замерз, а! Ну скажи ты на милость!
Дракон сбил назад картуз – и в тумане два глаза – две щелочки из бредового в человечий мир.
Дракон изо всех сил дул ртом в красные лапы, и это были, явно, слова воробьенышу, но их – в бредовом мире – не было слышно. Скрежетал трамвай.
– Стервь этакая; будто трепыхнулся, а? Нет еще? А ведь отойдет, ей-бо… Ну ска-жи ты!
Изо всех сил дунул. Винтовка валялась на полу. И в предписанный судьбой момент, в предписанной точке пространства серый воробьеныш дрыгнул, еще дрыгнул – и спорхнул с красных драконьих лап в неизвестное».

Итак, снова неожиданный поворот. Герой Замятина бесчеловечен, жесток, но даже в таком жестоком существе есть возможность сочувствия «воробьенышу».

Заполним нашу таблицу «ожидаемое» - «неожиданное».

Отметьте наиболее выразительные художественные детали:

Ненужная, валяющаяся на полу винтовка.
Особенности речи дракона: одни и те же слова и звучат ругательством, и служат для выражения расстроганности, ласки. Почему?
Несколько необычно слово «воробьеныш» - привычнее «воробышек», «воробьишка».
Почему слово звучит именно так?

Каким вам хочется видеть финал рассказа? Попробуйте предсказать его завершение.

Чтение завершающей части:
«Дракон оскалил до ушей туманно-полыхающую пасть. Медленно картузом захлопнулись щелочки в человечий мир. Картуз осел на оттопыренных ушах. Проводник в Царствие Небесное поднял винтовку.
Скрежетал зубами и несся в неизвестное, вон из человеческого мира, трамвай».

Вот и закончился этот рассказ Замятина. Интересно ли было его читать? Чему вы удивлялись, читая рассказ?

  • Рассказ очень короткий, но можно ли сказать, что читать его трудно? Почему?

  • Помогло ли лучше понять рассказ «чтение с остановками» - и если помогло, то в чем? Был ли полезным (и чем) такой прием, как читательский прогноз?

  • Взгляд Замятина на человека оптимистичен или пессимистичен?

Перечитаем рассказ целиком. Он такой короткий, что мы вполне могли чего-то и не заметить. Есть ли в рассказе «сквозные» (проходящие через весь рассказ) мотивы, образы, детали, слова? Отметьте наиболее важные, на ваш взгляд, художественные детали.

Учащиеся находят проходящий через весь рассказ образ двух миров: мир «бредовый, туманный», жестокий, где обитают «драконо-люди», и мир земной, человечески, незащищенный. Они сосуществуют рядом, и постоянно происходит взаимопроникновение этих миров. Поэтому весь рассказ проникнут мотивом движения. Направление этого движения – «вон из человеческого мира». Оно может происходить подчеркнуто стремительно ( «со скрежетом неслись вон из земного мира трамваи»), а может быть незаметным, медленным, но неуклонным и все равно направленным туда же – «вон»: «поскрипывая, пошаркивая, на цыпочках бредут вон желтые и красные колонны, шпили и седые решетки»…

Уходит старый Петербург с его жизненным укладом, а вместе с ним уходит многое – наша культура, наш язык, нравственность, тепло и доброта человеческих отношений, да что там – даже понимание ценности человеческой жизни…

Ребята отмечают и христианский мотив в рассказе, данный, при малом объеме замятинского текста и важности деталей, не случайно. Это «голубь над загоревшимся домом»и обмолвка «дракона»: «Ей-бо…» Слово не договорено, брошено, но знаменательно, что в сознании оно все еще существует. «Дракону» (даже ему!) нужен собеседник, нужно поделиться тем, что его переполняет: «Ну ска-жи ты!»

Но ребята отмечают, что и на этот раз слова падают в пустоту. Не отзывается этот мир ни на трагедию, ни на радость. Он пустой. Даже драконы в нем – одиноки. Так дан мотив пустоты – пустоты души и пустоты этого нового, жестокого мира.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности