Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская современная литература. Методические разработки уроков


Город и герой

Урок 1-2

(продолжение)


      Задание: при помощи каких художественных средств нарисован образ Сенной?

  • перифраз из Гоголя ("Нет, я, конечно, далек от мысли, что нет ничего лучше Сенной площади. По крайней мере, в Петербурге… Ну и так далее. Есть. Есть Невский проспект и другие достопримечательности…" (с.37));

  • олицетворения ("Многотысячная барахолка, пребывавшая на свежем воздухе, все время хотела есть" (с.35)16);

  • метафоры ("Я целиком принадлежал Сенной площади").

      Перед читателем предстает образ живого, чудовищно огромного существа, целиком завладевшего героем, поглотившего его без остатка. (Героя, который, вспоминаем, сам никого "съесть" не способен: "Скрывать я не стал, пусть знает:
- "Я никого не ем".
- Вы?
- Нет, это название, - я закрыл книгу…" (с.10).
Книгу-намек. Книгу-иносказание.).17

      Обратим внимание на некоторые значения глагола "съесть", его синонимов, а также однокоренных с ними слов, и их роль в семантике текста.
Съесть - означает и "принять какую-л. пищу; уничтожить, поедая", и "погубить, не дать существовать", и "извести придирками, попреками, бранью", и "выслушать, безропотно снести что-л. обидное, оскорбительное". Проглотить - "съесть или выпить быстро, жадно глотая". Поглотить - "вобрать, впитать в себя", "всецело захватить, заполнить, занять сознание, помыслы и т.п. кого-л.". Скушать - то же, что и "съесть". Искушать - "соблазнять, прельщать".
      Подобно известному сказочному персонажу, Олег Николаевич Жильцов счастливо избегает одной опасной ситуации, где ему грозит "быть съеденным", чтобы немедленно попасть в другую.
      Так, уже сама фамилия героя свидетельствует о том, что ему суждено стать жертвой чьих-то аппетитов ("Я недолюбливал свою фамилию за <…> желе <…>. Учителя, мне казалось, произнося Жильцов, сглатывали слюну" (с.22)); из первой главы романа становится понятно, что нашего героя готова съесть поедом его бывшая жена ("Поживет еще недельку с женой своей, сразу оценит. Заживо съедят. Будет съеден" (с.91)); во второй главе он оказывается поглощен ненасытной Сенной площадью, а в дальнейшем его начинают искушать "друзья книги" ("Оба <Луночаров и Скворлыгин> изучали радость неописуемую, аппетит отражался в глазах; оба так на меня смотрели, словно я сам был галушкой" (c.100); "Чтоб тебя живьем съели",- желает Жильцову незнакомая попутчица в троллейбусе (с.105)). Казалось бы, несколько фантастической выглядит ситуация, в которой живой человек превращается в предмет потребления.
      Однако вспомним расхожее выражение: "Всякий человек есть продукт времени и среды".
      Каковы же время и пространство, в которых обитает герой?
      Предваряя ответы на этот вопрос, читаем выписанные из текста "приметы Эпохи Великого Катаклизма" (вопрос 6):

  • Белый дом с.24
  • были на баррикадах с.26
  • сотрясался Советский союз. Возрождалась, считалось Россия с.41
  • perestroyka ("от этого нерусского слова всех мутило давно, им обожралось все человечество, а мы и подавно") c.161
  • беременных нет больше совсем. Никто не рожает с. 46
  • если есть что продать, я продам с.19
  • "Стрелецкая" по коммерческой цене (не по талонам) с.15
  • теперь все продается с.34
  • многотысячная барахолка с.35
  • время небывалое с.24 и т. п.

16 Напомним, что в популярных "физиологических очерках" второй половины Х1Х столетия Сенную площадь неизменно именовали "чревом Петербурга".

17 Теория хищников и жертв, "право имеющих" и "тварей дрожащих", которой бредит Раскольников, преломляется у Носова своеобразной теорией о пожирателях и пожираемых. Если Достоевский, дабы развенчать подобную концепцию мироустройства, апеллирует к нашему христианскому сознанию, то современный писатель, понимая тщетность подобной апелляции, говорит о "природности" "деления людей на разряды". Такую интерпретацию идей Носова предлагает другой современный "петербуржский" прозаик, Павел Крусанов, в романе "Бом-бом" (СПб.: Амфора, 2002):
"Принято считать, что человек отличается от иных существ разумом, дарованным ему от Бога. Однако, кроме того, человек обладает ещё способностью совершенствоваться или развращаться, смотря по доброму или злому употреблению своей воли. <…> Знаменитый диетолог Носов со всей определённостью доказал следующее: вегетарианство как кулинарное пристрастие и жизненная позиция неизбежно ведёт к разрушению личности, причём прыжок в бездну духовного оскудения имеет две траектории, которые, условно говоря, зависят от толчковой ноги. Толчковая левая, скажем, приводит в итоге к общей деградации индивида и превращению его в так называемый "овощ" - социально инертного, вялого, беспричинно удовлетворённого собой субъекта. "Овощ" - это по терминологии Кена Кизи. Секацкий зовёт таких хмырей "плодами просвещения", так как на нынешней стадии выродившегося гуманизма для них вслед за смягчением нравов наступило и размягчение... <…> Толчковая правая, как это ни парадоксально, рано или поздно толкает вегетарианца на каннибализм. <...> Эта - с толчковой правой - версия травоядения достаточно подробно, с привлечением материалов клинических исследований, описана в работе Носова "Член общества"" (с. 109-110).


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности