Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская классическая литература. Методические разработки уроков

ЛИРИКА Ф.И. ТЮТЧЕВА В 8 КЛАССЕ

Урок 2. Природа и любовь в поэзии Тютчева

(продолжение)

 

Две строфы стихотворения представляют собой две композиционные части. В первых шести строках описание природы завершается неким "отзывом" человеческой души на увиденное, на прочувствованное человеком состояние природы. Привлечение образов природы для сравнения с различными моментами в жизни человека, с его душевными переживаниями – один из общераспространенных приемов художественного изображения.

Огромную роль в произведении играют олицетворения. Просим учащихся найти их и попытаться определить их значение. В процессе этой работы используем прием словесного рисования и приходим к выводу, что цвета, краски первой строфы стихотворения можно оценить как приглушенные, прозрачные, пастельные. Картина создается не только одушевлением природных явлений ("Тени сизые смесились, / Цвет поблекнул, звук уснул…"), но и синтаксическими средствами: короткие предложения, состоящие из подлежащего и сказуемого, напоминают короткие мазки на живописном полотне.

Современники поэта не раз отмечали, что тютчевские пейзажи по своему лиризму и философской насыщенности напоминают живописные полотна. В этой связи можно вспомнить, например, картины Левитана "Осенний день. Сокольники" или "Над вечным покоем". В первой из них очень наглядно осуществлен "тютчевский" прием: в пейзаж введена человеческая фигура, невольно вызывающая в нашем сознании внутреннюю аналогию с осенней природой.

Л.Я. Гинзбург отмечает, что детали рисуемой поэтом картины природы – "это не описательные подробности пейзажа, а философская символика единства и одушевленности природы. Но символы эти пришли не из литературного словаря <…> – они первозданны. Здесь мы вступаем в круг творимых поэтом образов, интеллектуальных, но исполненных интенсивным, телесным переживанием природы. Философская мысль стала мыслью поэтической. Традиционные поэтические формулы для Тютчева – только сырой материал; возможные их значения реализует контекст. <…> Есть тютчевские словосочетания, вообще вне данного контекста невозможные:

        Дай вкусить уничтоженья,
        С миром дремлющим смешай!

Здесь уничтоженье приобретает субстанциональное значение, подготовленное всем движением стихотворения.

         Тени сизые смесились,
        Цвет поблекнул, звук уснул -
        Жизнь, движенье разрешились
        В сумрак зыбкий, в дальний гул...
        Мотылька полет незримый
        Слышен в воздухе ночном…
        Час тоски невыразимой!
        Все во мне и я во всем!..
        Сумрак тихий, сумрак сонный,
        Лейся вглубь моей души,
        Tихий, томный, благовонный,
        Все залей и утиши.
        Чувства – мглой самозабвенья
        Переполни через край!..
        Дай вкусить уничтоженья,
        С миром дремлющим смешай!

Так постепенно наращивается единый призрачный мир, в котором уничтоженье и может стать явлением, некой отрицательной действительностью" (Гинзбург Л.Я. О лирике. М., 1997. С. 95-96).

Иначе говоря, только в контексте образов первой строфы стихотворения проясняется смысл второй строфы. Тоска по единству человеческой души и природы оборачивается страстным восклицанием в последнем предложении:

        Дай вкусить уничтоженья,
        С миром дремлющим смешай!

Тут под "уничтоженьем" подразумевается достигнутое единство между отдельной личностью и окружающим ее миром, растворение частного в общем, слияние человека с природой как рецепт исцеления от душевных мук. Почему же, несмотря на гармонию, царящую в природе, поэт называет этот час сумерек часом "тоски невыразимой"? Чем вызвана тоска?

Необъяснимостью, непостижимостью мира, его таинственностью, принципиальной неразгадываемостью для человека. Эту мысль подтверждает и контекстуальный оксюморон "Мотылька полет незримый // Слышен в воздухе ночном…". Здесь противоречащие друг другу по семантике причастия незримый и слышный призваны, по замыслу поэта, продемонстрировать рассогласование между внутренним миром человека и окружающей его внешней действительностью, вследствие чего невозможным оказывается и полное слияние человека с природой. По убеждению Тютчева, именно гипертрофированное личное начало мешает человеку полностью ощутить себя частью природы и присоединить свой голос к ее "общему хору".

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности