Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская классическая литература. Методические разработки уроков

ДУХОВНЫЕ СМЫСЛЫ В ПОЭМЕ Н.В. ГОГОЛЯ «МЁРТВЫЕ ДУШИ». АНАЛИЗ АССОЦИАТИВНОЙ ПОЭТИКИ

Урок-исследование

(продолжение)

О.В. Редкокашина
г. Белгород

У Гоголя эта тема возникает в сцене появления Чичикова на балу, когда он был полон надежд на интригу с дамой, приславшей ему любовное письмо:

«Он непринужденно и ловко разменялся с некоторыми из дам приятными словами, подходил к той и другой дробным, мелким шагом, или, как говорят, семенил ножками, как обыкновенно делают маленькие старички-щеголи на высоких каблуках, называемые мышиными жеребчиками, забегающие весьма проворно около дам».

В результате подобных наблюдений нельзя не признать, что поэма Гоголя явилась подлинным словом нации о себе самой, вобравшим в себя голоса всех сословий, причем, словом высокопоэтическим.

Вступает группа музыковедов.

В период создания «Мёртвых душ», когда образ родины расширился у Гоголя до пределов всей Руси, он слился у писателя со звуками русских крестьянских напевов. Вспомним фрагмент из одиннадцатой главы «Мёртвых душ»: «Русь! Русь! <…> почему слышится и раздаётся немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Какие звуки болезненно лобзают и стремятся в душу и вьются около моего сердца? Русь! Чего же ты хочешь от меня?»

В словах Гоголя слышится нечто близкое восклицанию Льва Николаевича Толстого: «Чего от меня хочет эта музыка?», вырывавшемуся у него, по словам его сына, когда «музыка волновала его против его воли».

«Шумит вся речевая ткань Гоголя <…> над всей массой текста поднимается глухонапевный шум; я так называю его: ритмы его полувнятны; они глухо волнуют, томя музыкой…», - скажет поэт Андрей Белый в своём исследовании «Мастерство Гоголя».

Сам автор «Мёртвых душ» писал в 1846 году: «Благозвучие не так пустое дело, как думают те, которые незнакомы с поэзией. <…> Оно так же бывает нужно, как во храме куренье кадильное, которое уже невидимо настрояет душу к слышанью чего-то лучшего ещё прежде, чем началось самое служение».

Гоголь правдивое выражение души народа находил в его песнях, где звучали и тоска, и горе, и богатырская удаль. Следует обратить внимание на стилистическую манеру изложения крестьянских биографий.

«Чай все губернии исходил с топором за поясом <…>где-то носят вас теперь ваши быстрые ноги?<…> и ты переезжаешь себе из тюрьмы в тюрьму <…> Там-то вы наработаетесь, бурлаки! И дружно, как прежде гуляли и бесились, приметесь за труд и пот, таща лямку под одну бесконечную, как Русь, песню».

(Звучит в записи солдатская песня 1812 года)

Внутренняя музыка этого произведения придаёт цельность всему сложному художественному организму «Мёртвых душ» и ещё раз подтверждает его право называться поэмой.

Завершают наше исследование экскурсоводы.

Очень важен в концепции «Мёртвых душ» ещё один образ, написанный по «пушкинским следам». Это образ Петербурга из Повести о капитане Копейкине. Идея образа становится очевидной при сопоставлении картины гоголевского Петербурга со строками Вступления к «Медному всаднику».

У Пушкина город показан как олицетворение государственного дела Петра, символ величии и мощи России, – у Гоголя он олицетворяет прежде всего антинародную и антинациональную бюрократическую машину Российской империи. Живописание Петербурга намеренно передано автором «низменному» рассказчику, чья косноязычная речь выступает как пародийное искажение торжественного слога Вступления к «Медному всаднику». Вторая особенность рассказчика Повести – его провинциализм, который создаёт эффект отчужденности, выступающий как антитеза слитности пушкинского повествователя с объектом своего рассказа.

Русская государственность не противостояла в сознании Пушкина его личному ощущению. И если он не ладил с царями, то как раз потому, что его шестисотлетнее дворянство давало ему право определённого равенства с ними. И его авторское «я» сливается с величественным пейзажем города:

я в комнате моей
Пишу, читаю без лампады,
И ясны спящие громады
Пустынных улиц, и светла
Адмиралтейская игла

Те же объекты для гоголевского повествователя – чуждые, не совсем понятные и потому отчасти страшные:

«Вдруг какой-нибудь этакой, можете представить себе, Невский проспект, или там, знаете, какая-нибудь Гороховая, чорт возьми! Или там эдакая какая-нибудь Литейная; там шпиц эдакой какой-нибудь в воздухе…».

Если Пушкин созерцает «громады улиц» из своего окна, Петербург Повести показан обратным образом: он рассматривается с улицы, сквозь стёкла чужих окон, бездомным и голодным человеком:

«…стеклушки в окнах, можете себе представить, полуторасаженные зеркала, так что вазы и все, что там ни есть в комнатах, кажутся как бы внаруже: мог бы, в некотором роде, достать с улицы рукой…»; « Пройдёт ли мимо Милютинских лавок: там из окна выглядывает, в некотором роде, семга эдакая…».

В то время как эмоциональный фон пушкинской картины города определяется «Люблю», – Петербург Гоголя окружен атмосферой враждебности человеку:

«Понатолкался было нанять квартиры, только все это кусается страшно…»; «Один швейцар уже смотрит генералиссимусом <...>как откормленный жирный мопс какой-нибудь…»; «…арбуз-громадище <…>высунулся из окна и, так сказать, ищет дурака, который бы заплатил сто рублей».

Так образ Петербурга выражает убеждение Гоголя в том, что « власть государя явленье бессмысленное, если он не почувствует, что должен быть образом божиим на земле».

IV.

После завершения выступлений групп учитель обобщает все наблюдения учащихся-исследователей и резюмирует.

На фоне поэтических образов А.С. Пушкина Н.В. Гоголь ослепительно ярко представил всю страшную тину повседневных мелочей, опутавших жизнь общества. Значение Гоголя для общества и литературы замечательно сформулировал Чернышевский: «Он пробудил в нас сознание о нас самих». В программном стихотворении Некрасова «Поэт и гражданин» (1856) находим перекличку с самой установкой Гоголя на оживление человеческих душ силой поэтического слова:

Не верь, что не имущий хлеба
Не стоит вещих струн твоих!
Не верь, чтоб вовсе пали люди;
Не умер бог в душе людей…

Художественный космос Гоголя, какими бы отталкивающими явлениями он ни был наполнен, сохраняет в себе идею мировой гармонии.

V. Учитель просит учащихся ещё раз просмотреть свои записи, сделанные в течение урока, добавить, если необходимо, уточнения и сдать на проверку свои тетради.

VI. В качестве рефлексии каждый учащийся заполняет ШКАЛУ ДОСТОИНСТВ, имея тем самым возможность оценить свою подготовленность и подготовленность своих товарищей.

VI. Домашнее задание после масштаба проделанной работы не даётся.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности