Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная В ПОМОЩЬ УЧИТЕЛЮ Русская классическая литература. Методические разработки уроков

К вопросу об изучении романа И.А. Гончарова «Обломов» и драмы А.Н. Островского «Бесприданница»
на уроках литературы в 10-м классе
(музыковедческие комментарии)

М.Е. Пылаев, кандидат искусствоведческих наук,
доцент кафедры методики гуманитарных дисциплин
Пермского областного института повышения квалификации работников образования

 

В нескольких словах расскажем, как далее развиваются события в опере.

Поллиона из Галлии отзывают обратно в Рим. Норма, узнав об этом, приходит в отчаяние. Её муки усиливаются, когда ни о чем не подозревающая Адальджиза приходит к жрице и исповедуется ей: она любит римлянина, и вскоре выясняется, что это – не кто иной, как Поллион. Норма – в неистовом гневе. Понимая, что на родине ее детям грозит казнь, а в Риме – рабство, она едва не лишает их жизни. Тем временем Поллион пытается похитить Адальджизу и бежать. Его хватают и приводят к Норме. В первый момент разгневанная жрица едва не убивает римлянина на глазах у всех священным кинжалом, но, чувствуя, что не в силах сделать это, велит всем уйти и, оставшись наедине с Поллионом, пытается вернуть его любовь, умоляет, угрожает. Римлянин непоколебим. Тогда норма, созвав народ и повелев развести костер, объявляет народу, что она и есть главная виновница всех бед, постигших Галлию. На глазах у всех жрица, поручив своих детей Адальджизе, во искупление своих грехов всходит на костер. Поллион, потрясенный её стойкостью и благородством, следует за ней. Любовь и смерть в пламени соединяют их навсегда.

***

Теперь коснемся известнейшего русского романса XIX века – «Матушки-голубушки». Его автор – Александр Львович Гурилев (1803 – 1858), несомненно, талантливый, даровитый русский композитор первой половины своего столетия, современник Глинки. Слова – неизвестного автора, писавшего под псевдонимом Ниркомский (именно поэтому нет инициалов).

Имя Гурилева обычно произносят вместе с именами еще двух композиторов – его современников: Александра Александровича Алябьева (1787 – 1851) и Александра Егоровича Варламова (1801 – 1848). Эти три композитора стали классиками русского бытового лирического романса – жанра, имевшего в России очень большую популярность и бытовавшего преимущественно в средних слоях русского общества. Романс, чутко откликавшийся на все события, волновавшие людей, был в этом плане подобен фольклору. Если сюда добавить замечательную «общительность» данного жанра, его несравненную задушевность, искренность, лиричность, станет ясно, что без него жизнь русских городов позапрошлого века представить себе просто невозможно. Бытовой лирический романс играл в небогатых городских домах примерно ту же роль, что и протяжная лирическая песня – в сельской местности, в избах крестьян. Лучшие произведения этого жанра, принадлежащие названным авторам, не утратили своего обаяния по сей день – достаточно назвать «Соловья» Алябьева (сл. А. Дельвига), «Красный сарафан» Варламова (сл. поэта-любителя Н. Цыганова), «Колокольчик» Гурилева (сл. Ивана Макарова, крепостного крестьянина, бывшего родом из Пермской губернии). Несомненно, замечательная музыка этих романсов хорошо известна учителям-словесникам, и встреча с ней доставит искреннюю радость каждому интеллигентному человеку. Из музыки романсистов первой половины XIX века многое творчески переосмыслил П.И. Чайковский – не случайно особая лиричность его музыки связана именно с использованием в ней интонаций бытового городского лирического романса (а не крестьянской песни, как у композиторов, входивших в кружок «Могучая кучка»). Наконец, можно вспомнить, что Георгий Свиридов, выдающийся русский композитор середины и второй половины ХХ века, в своем «Романсе» из музыки к повести Пушкина «Метель» использовал все тот же круг музыкальных интонаций: близость этой прекрасной музыки романсам Алябьева, Варламова и Гурилева совершенно очевидна.

Русский бытовой лирический романс имел насколько жанровых разновидностей: это элегия (греч. «жалоба»; жанр элегии пришел в музыку из поэзии), пейзажный и колористический романс, национально-характерный романс (например, восточный, испанский, украинская дума, польская мазурка, цыганская песня и т. д.), альбомное стихотворение (зачастую действительно экспромтом написанное в альбом хозяйке дома ее гостями-поэтами; музыканты – певец и композитор – могли тут же положить стихи на музыку). Особо, однако, следует отметить жанр «русской песни» – это романсы, сочинявшиеся на слова русских поэтов, по выразительным средствам и характеру музыки близкие крестьянским протяжным лирическим песням. Можно сказать, что это и есть крестьянская протяжная песня, услышанная городскими музыкантами, обработанная в манере городского романса, порой излишне сентиментальная, но чрезвычайно задушевная и искренняя. Сопровождение в таких романсах обычно довольно простое, доступное музыкантам-любителям и предназначавшееся доля фортепиано или гитары. Форма – чаще куплетная, то есть с неизменной музыкой на меняющийся в строфах текст. Почти непременный атрибут – инструментальное вступление, повторявшееся между куплетами и завершавшее весь романс. Мелодия – широкого дыхания, певучая, с распевами гласных звуков, с ярким выделением кульминации.

Все названные нами признаки в полной мере присущи и «Матушке-голубушке» Гурилева на слова Ниркомского (нетрудно заметить, что текст – в духе русского сентиментализма, с нарочитыми легкими шероховатостями, имитирующими народную поэзию). Приводим полный текст романса (при исполнении в нем иногда пропускалась вторая строфа).

 

  Матушка-голубушка, солнышко мое,
Пожалей, родимая, дитятко твое!
Словно змея лютая сердце мне сосет
И целую ноченьку спать мне не дает.

Всё мне что-то грезится, будто наяву.
Спать когда ложуся я, молитву творю.
То залетной пташечки песенка слышна,
Сердце во мне прыгает – так сладка она!

Что это, родимушка, сталося со мной?
Видно, приключился мне злой недуг какой.
Али нет, родимая, чем мне пособить?
– Знать, приспело, дитятко, времечко любить.

 

Думается, учителям литературы после наших комментариев хорошо понятно, почему А.Н. Островский для характеристики героини своей пьесы «Бесприданница» (см. действие второе, явление 3-е) упоминает романс «Матушка-голубушка». Названный тут же романс «Не искушай» вероятно, цыганский, а не знаменитая элегия М.И. Глинки.

Нам остается добавить, что музыкальный материал арии Беллини и романса Гурилева (а также пьесы Шопена и Мендельсона к рассказу Л. Петрушевской) – на аудиокассетах или компакт-дисках – желающие смогут найти на кафедре методики гуманитарных дисциплин ПОИПКРО.

***

В заключение хочется пожелать учителям успеха в их нелегком (и чаще, увы, неблагодарном) труде и напомнить еще одну старую истину о том, что ученик – это не столько сосуд, который нужно напомнить, сколько факел, который надо зажечь. Иными словами, дело – не только в передаче детям определенной суммы знаний, но и в стремлении вызвать у них то самое чувство радостного удивления и даже инфантильного восторга от встречи с прекрасным, которое, надеемся, хорошо знакомо всем учителям, преподающим предметы искусства.

Сказанное особенно актуально в наш невероятно «меркантильный» и «прагматичный» век, когда усилиями средств массовой информации (с молчаливого благословения государства!) молодежи настойчиво внушается мысль о том, что деньги и материальные блага – высшие ценности, что свобода нравов (то и дело переходящая в откровенную вульгарность и разнузданность!) – нормальное и естественное явление.

 Если нам удастся хоть немного способствовать решению воспитательных задач и реализации практически-преобразующей функции искусства, мы будем считать нашу цель достигнутой.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 -


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА

При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности