Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика Афанасьев В.Н. - А.И. Куприн. Критико-биографический очерк

А. И. КУПРИН

Публикуется по книге: В. Н. Афанасьев. А.И. Куприн. Критико-биографический очерк -
М.: Художественная литература, 1960.

(продолжение)

II
МОЛОХ КАПИТАЛИЗМА И "ЕСТЕСТВЕННЫЙ" ЧЕЛОВЕК

В начале 1896 года Куприн в качестве корреспондента киевских газет совершил поездку по заводам и шахтам Донецкого бассейна. Результатом этой поездки явились очерки, печатавшиеся в газете "Киевлянин", а также повесть "Молох". Впрочем, не одна только кратковременная поездка дала материал для "Молоха". Закончив объезд ряда заводов, Куприн обосновался на некоторое время на одном из них в должности заведующего учетом кузницы и столярной мастерской и проработал здесь несколько месяцев. Наблюдения над жизнью большого промышленного предприятия, и притом не со стороны, а "изнутри", обогатили жадного до новых впечатлений писателя.

Здесь, в Донецком бассейне, в этот период создавались могучие акционерные компании, строились шахты, заводы. В рабочих поселках, состоящих из бараков и лагерей, царила беспросветная нужда, а последние гроши спускались в дни воскресного запоя, и это происходило не только в Донбассе. Вторая половина 90-х годов и особенно 1896 год, когда был написан "Молох",- время наиболее шумных успехов российского капитализма, время знаменитой Всероссийской промышленной выставки в Нижнем Новгороде, описанной Горьким в его замечательных корреспонденциях, время активных выступлений растущего и осознающего свои силы русского пролетариата. Все это не могло укрыться от зоркого взгляда писателя. Потрясенный зрелищем капиталистического завода, пожирающего человеческие жизни, Куприн посвятил взволновавшей его теме свою повесть.

Тема эта не была совершенно новой в литературе тех лет. Многие писатели, современники Куприна, как, например П.Д. Боборыкин, Д.Н. Мамин-Сибиряк, каж-(*20)дый по-своему изображали "рыцарей наживы" - крупных фабрикантов и заводчиков, выколачивающих миллионные барыши и считающих себя при этом создателями культуры и прогресса.

Чехов в рассказе "Случай из практики" нарисовал капиталистическую фабрику в тех же мрачных тонах, что и Куприн завод в "Молохе". Горький в "Фоме Гордееве" дал образ купца-промышленника Якова Маякина, проповедующего господство "избранных людей нации". Этот же мотив прозвучит в речах заводчика Квашнина, одного из героев "Молоха".

Таким образом, Куприна волновали те же проблемы, что и других русских писателей - его современников. Он стремится вскрыть и обнажить язвы капитализма, его бесчеловечие и жестокость.

Центральный герой повести инженер Бобров, сам себя уподобляющий человеку, "с которого заживо содрали кожу";- это одна из тех тонких, нервных, чутких и искренних натур, для которых столкновение с "грубой действительностью" чревато тяжелыми и мучительными переживаниями. Хотя Бобров с подлинным трагизмом переносит чудовищную несправедливость окружающей его действительности, он сам включен в машину капиталистического прогресса, сам является одним из винтиков в ее сложном механизме. О таких людях Гаршин писал в одном из писем, относящихся к самому началу его литературной деятельности: "Карьера горного инженера пугает меня. Я знаю многих из них; все разделяются на три категории: одни - дельцы, загребающие деньги, чины, места; другие - спившиеся люди; третьи - кандидаты во вторую категорию, люди хорошие, честные, страдающие из-за того, что стоят не у дела, а у пустого места. Да разве это не пустое место - набивать мошну какому-нибудь неучу?"1

К представителям третьей категории, если применять определение Гаршина, и принадлежит герой повести "Молох" Андрей Ильич Бобров. Он тоже хороший, честный человек, он тоже страдает из-за того, что стоит не у дела, или, вернее, у дела, глубоко ненавистного ему. "Я считаю себя честным человеком,- говорит Бобров,- и потому прямо себя спрашиваю: "Что ты делаешь? (*21) Кому ты приносишь пользу?" Я начинаю разбираться в этих вопросах и вижу, что благодаря моим трудам сотни французских лавочников-рантье и десяток ловких русских пройдох со временем положат в карманы миллионы".

Боброву лучше чем кому бы то ни было известно, как отзывается капиталистический прогресс на десятках тысяч людей, своим трудом прокладывающих ему дорогу. Подсчитав, "что работа в рудниках, шахтах, металлических заводах и на больших фабриках сокращает жизнь рабочего приблизительно на целую четверть", Бобров делает вывод, что на заводе, где он служит, каждые двое суток работы "пожирают целого человека". "Черт возьми!-восклицает взволнованный этим выводом инженер в беседе со своим другом доктором Гольдбергом.- Вы помните из Библии, что какие-то там ассирияне или моавитяне приносили своим богам человеческие жертвы? Но ведь эти медные господа, Молох и Дагон, покраснели бы от стыда и от обиды перед теми цифрами, что я сейчас привел".

Так появляется на страницах повести образ кровожадного бога древности Молоха, который как символ, воплощающий жестокость и бесчеловечие капитализма, проходит сквозь все произведение.

Однако, как показывает Куприн, протест Боброва против капитализма не имеет никакого практического значения, потому что он человек слабый, неврастеничный, бесхарактерный, не способный к борьбе и действию. Да и все его гневные тирады очень уязвимы. Порой осуждение капитализма переходит у него в отрицание техники, культуры, цивилизации, ведет к наивному прославлению "доброго старого времени", когда "наши предки, собираясь из деревни в губернию, не спеша служили молебен и пускались в путь с запасом, достаточным для полярной экспедиции". В этом очевидная слабость позиции Боброва, а также и самого Куприна, ибо он, как увидим дальше, неоднократно от своего имени выступал с подобными утверждениями. Нельзя забывать и то, что протест Боброва, его вспышка в конце повести во многом определяются личным несчастьем - потерей любимой девушки, которая, соблазнившись богатством, предпочла молодому инженеру всемогущего капиталиста Квашнина и также стала жертвой Молоха.

Все это не умаляет, однако, главного, что характери-(*22)зует произведение и определяет его общественную прогрессивность: показ бесчеловечия и жестокости капитализма в период его наибольших "успехов". Недаром Молох и Квашнин в сознании Боброва сливаются воедино. "На мгновение ему показалось, что это едет вовсе не Квашнин, а какое-то окровавленное, уродливое и грозное божество, вроде тех идолов восточных культов, под колесницы которых бросаются во время религиозных шествий опьяневшие от экстаза фанатики".

Интересно проследить, как меняются художественные приемы Куприна в зависимости от того, рисует ли он Боброва, которому сочувствует и которого изображает с явной симпатией, или Квашнина, чья омерзительная сущность постоянно подчеркивается на страницах повести.

Описывая наружность Боброва, Куприн упоминает и "большой белый прекрасный лоб", и улыбку, в которой заключалась "прелесть его, в сущности, некрасивого лица", и глаза, становившиеся "нежными и веселыми", когда Бобров смеялся.

 


- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности