Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика Афанасьев В.Н. - А.И. Куприн. Критико-биографический очерк

А. И. КУПРИН

Публикуется по книге: В. Н. Афанасьев. А.И. Куприн. Критико-биографический очерк -
М.: Художественная литература, 1960.

 

Х
ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

Тридцать первого мая 1937 года Куприн вернулся в Советский Союз, в город своей юности - Москву, где почти за пятьдесят лет до этого началась его литературная деятельность. На Белорусском вокзале писателя встретили представители литературных организаций и многочисленные читатели как старшего, среднего, так и (*147) совсем юного поколения, выросшего за годы Советской власти. До глубины души взволнованный таким приемом, Куприн уже через несколько дней в интервью, данном сотруднику "Литературной газеты" Л.В. Колпакчи, говорил о радости встречи с Москвой, о своей благодарности советскому правительству, которое дало ему возможность "вновь очутиться на родной земле".

Мысли, высказанные писателем по возвращении на родину в его интервью, достаточно хорошо известны, и сейчас нет необходимости подробно повторять их. Хотелось бы напомнить лишь заключительную часть этого интервью, в которой выражено горячее стремление Куприна стать полезным и нужным новому, советскому читателю: "Я еще не знаю,- говорил Куприн,- знакомы ли молодому поколению русских читателей мои дореволюционные произведения, но я хочу думать, что многие из моих повестей и рассказов не утратили для них интереса.

Глубоко волнующее, естественное для писателя чувство удовлетворения испытал я в первый же день моего приезда в Москву, когда узнал, что Государственное издательство художественной литературы намерено выпустить двухтомное собрание моих старых сочинений. Когда же я ознакомился с намеченным содержанием моего двухтомника, я испытал надежду, что советский читатель примет мои книги благожелательно.

Советский читатель чрезвычайно требователен и строг. И он прав. К художественному произведению, к искусству, к литературе родины нужно относиться со строгими требованиями.

Моя писательская гордость будет удовлетворена, если и я в своих новых произведениях сумею пойти вровень с требованиями народов СССР к своей литературе. Я преисполнен горячего желания дать стране новые книги, войти с ними в круг писательской семьи Советского Союза"1.

Это стремление "войти в круг писательской семьи Советского Союза", как мы теперь хорошо знаем по воспоминаниям Н. Вержбицкого, не оставляло Куприна с момента возвращения его на родину. "Когда рассказ "Тень Наполеона",- вспоминает Н. Вержбицкий,- был напечатан и я приехал с номером

(*148) "Огонька", Куприн встретил меня радостно и тут же спросил:

- Как вы думаете, имею я теперь право просить, чтобы меня приняли в Союз советских писателей?

К этой мысли он еще раньше возвращался не один раз..."2

Приезд Куприна на родину совпал с первой годовщиной со дня смерти А.М. Горького. В связи с этой датой представители ряда редакций: "Литературной газеты", "Известий", саратовского "Коммуниста", тбилисской "Зари Востока" - обратились к автору "Поединка" с просьбой поделиться воспоминаниями о великом писателе. Куприн охотно откликнулся на эту просьбу, и во всех четырех газетах появились его воспоминания о Горьком.

В основе мемуарных заметок Куприна лежат, естественно, одни и те же факты, но очень характерно, что писатель нигде буквально не повторялся, всюду внося новые оттенки и штрихи для характеристики Горького. Чувствуется, как дороги Куприну воспоминания о великом мастере, как бережно хранит он в своей памяти все связанное с его литературным наставником.

Первое время по возвращении в Москву Куприн с женой жил в гостинице "Метрополь", а затем, по совету врачей, поселился на даче Литфонда в Голицыне, под Москвой.

В Голицыне произошел случай, о котором рассказал в своих "Записках писателя" Н.Д. Телешов, хорошо знавший Куприна еще с начала 900-х годов.

"В доме отдыха Литфонда,- вспоминает Телешов,- в августе 1937 года был организован товарищеский прием красноармейцев Пролетарской дивизии... На этот праздник приглашен был и Куприн. На игровую площадку вынесли ему кресло, усадили с почетом, и он сидел и глядел на все почти молча. К нему подходили иногда военные, говорили, что знают и читают его книги, что рады видеть его в своей среде. Он кратко благодарил и сидел в глубокой задумчивости. Некоторым казалось, что до него как будто не доходит это общее товарищеское веселье. Но когда красноармейцы запели хором русские песни "Вниз по матушке по Волге", про (*149) Степана Разина и персиянку и другие, он совершенно переменился, точно вдруг ожил. А когда запели теперешнюю песню "Широка страна моя родная", Куприн сильно растрогался. Когда же отъезжающие красноармейцы выразили ему хором свой прощальный привет, он не выдержал. То, что в этот день переживал он молча и, казалось, безучастно, вдруг вырвалось наружу.

 


- 1 - 2 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности