Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика Афанасьев В.Н. - А.И. Куприн. Критико-биографический очерк

А. И. КУПРИН

Публикуется по книге: В. Н. Афанасьев. А.И. Куприн. Критико-биографический очерк -
М.: Художественная литература, 1960.

 

VIII
В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

К тому времени, когда вышли последние главы "Ямы", писателя волновали уже другие вопросы. Внимание его было всецело поглощено войной, о ней он писал в многочисленных статьях и заметках, беседовал с посещавшими его интервьюерами.

Как известно, истинная сущность войны не была понята Куприным. "Не имея правильных представлений о грабительском характере войны двух империалистических коалиций,- справедливо пишет П.Н. Берков,- Куприн, как и многие другие русские писатели, предавался иллюзиям о том, что русско-германская война - "пос-(*117)ледняя война", "очистительная", "преображающая" и т. д."1.

Однако было в отношении Куприна к войне нечто такое, что в известной мере отличало его позицию от позиции большинства буржуазных писателей, на все лады восхвалявших и воспевавших войну. Куприн очень скоро понял и почувствовал трагическую сторону войны, увидел все те неисчислимые бедствия, которые она несет народу. Еще в октябре 1914 года, заканчивая свой рассказ "Сны" восторженными словами о достижениях авиации, за успехами которой он внимательно следил, Куприн взволнованно писал и о тяжелых последствиях начавшейся войны, и о своей вере в грядущее торжество освобожденного человека: "И теперь, когда крылья белых птиц, крылья лучшей вечной мечты человечества бьются судорожно в крови и в огне, я все-таки твержу упорно: "Человек летал. Человек полетит. Человек пришел в мир для безмерной свободы, творчества и счастья"2.

Менее чем через год после этого в рассказе-апокрифе "Сад пречистой девы" Куприн дал картину войны, которая резко расходилась с парадным, приукрашенным изображением ее на страницах многочисленных журналов и газет того времени: "Напоенные кровью, сырые, красные луга и нивы. Сожженные дома и церкви. Поруганные женщины, обиженные дети. Сплошные холмы, целые горы наваленных один на другой трупов, под которыми хрипят умирающие. Стоны, проклятия и богохульство, вырывающиеся сквозь предсмертную икоту, и скрежет зубовный... Изуродованные тела, иссохшие материнские груди, сочащиеся раны, поля сражений, черные от слетевшегося воронья"3.

Сохранилось относящееся к годам войны письмо Куприна, в котором выражена забота о семьях ушедших на фронт солдат, стремление облегчить их тяжелое материальное положение. Письмо адресовано редактору газеты "Биржевые ведомости" М. Гаккебушу и содержит просьбу опубликовать в газете материал о положении (*118) семей фронтовиков. "В деревнях - пишет Куприн,- остаются семьи ратников, призванных в действующую армию (часто жена и три-четыре-пять человек детей). Но выколачивание недоимок и податей идет обычным порядком. Корова ценой в 70 - 80 рублей идет за 20 - 30 (у неплательщиков)... Еще хуже, что "способие" семьям ушедших... тоже арестуется за невзнос платежей. Надо - найду факты. Это голос народа"4.

Говоря о событиях, связанных с войной, Куприн, как известно, не написал ни одного произведения, в основе которого лежало бы изображение собственно военных событий, и это не было случайностью. "Писать военные рассказы,- говорил он в одном интервью,- я не считаю возможным, не побывав на позициях. Как можно писать о буре в море, если никогда не видел не только легкого волнения, но даже самого моря? На войне я не бывал, и потому мне совершенно чужда психология сражающихся солдат..."5

И, упоминая далее о своем желании поехать на фронт военным корреспондентом, Куприн заключал: "Я уверен, что это даст мне многое"6. Однако стать военным корреспондентом ему не пришлось - помешала болезнь, вследствие этого и замысел отразить в своих произведениях войну, побывав на ней, остался неосуществленным"7.

Но писатель увидел вызванную войной гнетущую картину народных бедствий, и это заставило его обратить особое внимание на тех, кто своей деятельностью в тылу должен был способствовать наступлению победы. То, что открылось Куприну, взволновало и возмутило его. Он увидел свору спекулянтов, взяточников, казнокрадов, наживающихся на войне, строящих свое благополучие на несчастье народа.

Грабительскую "деятельность" этих людей Куприн попытался отразить в произведениях, что в условиях уси-(*119)ленной военной цензуры было, разумеется, нелегко. Свой замысел писатель сумел осуществить лишь частично. Недаром один из наиболее острых его рассказов военного времени - "Канталупы" - при появлении в печати имел подзаголовок "Глава 1", который ясно свидетельствовал, что данное произведение - лишь начало (1-я глава) задуманного цикла. Продолжения, однако, не последовало, возможно, что и по цензурным обстоятельствам. Но и в пределах одного рассказа Куприн сумел многое сказать.

 


- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности