Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика Афанасьев В.Н. - А.И. Куприн. Критико-биографический очерк

А. И. КУПРИН

Публикуется по книге: В. Н. Афанасьев. А.И. Куприн. Критико-биографический очерк -
М.: Художественная литература, 1960.

 

VI
ПОСЛЕ ГРОЗЫ

В период реакции отчетливо сказалась недостаточная идейная вооруженность Куприна. Писатель, еще два-три года назад активно поддерживавший "горьковскую" линию в литературе, высоко оценивавший произведения Горького (пьесу "Дети солнца", "Заметки о мещанстве"), печатавшийся вместе с Горьким, теперь все чаще начинает появляться на страницах вновь возникающих альманахов и сборников, издатели которых сознательно противопоставляли взятое ими направление в литературе горьковским традициям и принципам. Если начавший выходить в 1907 году альманах "Шиповник" на первых порах еще несколько маскировал свою истинную сущность и в (*91) трех его выпусках наряду с Л. Андреевым и Ф. Сологубом печатался А. Серафимович, то возникшие в следующем, 1908 году альманахи "Земля" и "Жизнь" уже совершенно открыто объявляли себя идейными антагонистами горьковских сборников. И именно в них появились новые купринские произведения - повесть "Суламифь" и рассказ "Морская болезнь".

Отход Куприна от Горького, с одной стороны, можно объяснить тем немаловажным фактом, что великий писатель жил в эти годы вдали от родины и был лишен возможности непосредственно влиять на художника, творчество которого еще недавно было созвучно его собственному. Однако главная причина заключалась в той идейной неустойчивости Куприна, которая обнаружилась в некоторых его произведениях еще накануне революции 1905 года. Теперь, в период начавшейся реакции, в период массового отхода интеллигенции от революции, эта неустойчивость проявилась особенно заметно.

Горький резко отрицательно оценил оба новых произведения Куприна: "Суламифь" - за уход от действительности, "Морскую болезнь" - за натурализм и искаженное изображение революционеров.

В основу "Суламифи" Куприн положил библейскую "Песнь Песней", использовав ее мотивы для создания рассказа о необыкновенной любви еврейского царя Соломона и простой девочки с виноградников - Суламифи. Тема большой любви всегда привлекала внимание Куприна, но в данном случае она послужила поводом для стилизации, по существу органически чуждой реалистическому, очень "земному", предметному, всегда вдохновлявшемуся непосредственными жизненными наблюдениями творчеству писателя. Подобные стилизации становились все более модными в эпоху реакции, и Горький справедливо полагал, что они не сродни дарованию автора "Молоха" и "Поединка". "Куприн - хороший бытописец,- говорил Алексей Максимович в беседе с писателем С. Ауслендером, но совсем незачем было ему трогать "Песнь Песней",- это и без него хорошо. А Соломон его смахивает все же на ломового извозчика"1.

Но дело было не только в том, что Горький считал "Суламифь" уязвимой с точки зрения ее художественных (*92) достоинств. Самый факт появления повести он ставил в прямую связь с рядом других отнюдь не прогрессивных явлений в литературе. "Каждый день приносит какой-либо сюрприз,- писал Горький К. Пятницкому в марте 1908 года,- "Суламифь" Куприна, стихи "модернистов", интервью Леонида (Андреева.- В. А.), в котором он путает и врет на меня, как на мертвого, статьи Изгоева и других ренегатов"2.

Теперь, когда со времени появления "Суламифи" прошло свыше полувека, мы можем хорошо понять и причину отрицательного отношения Горького к произведению вчерашнего "знаньевца", и некоторую, вызванную совершенно конкретными обстоятельствами общественно-политического момента, односторонность его оценки повести Куприна.

Горький был, безусловно, прав, когда сурово критиковал автора "Поединка" за отход от современности, за его стремление уйти в века "загадочно-былые". Однако при всем этом повесть Куприна не может быть безоговорочно поставлена в один ряд со стилизаторскими произведениями декадентов, в изобилии появлявшимися в это время. Если под предлогом прославления свободы личности в этих произведениях нередко воспевался половой разврат, если в них утверждалось легкое, бездумное отношение к жизни и, по существу, отрицались любовь и верность, то повесть Куприна была вдохновенным гимном во славу подлинной любви, которая сильнее смерти, которая делает людей прекрасными, независимо от того, кто эти люди,- мудрый царь Соломон или бедная девушка с виноградников.

Прославление большой любви и беззаветной преданности любимому и поныне волнует читателя в повести Куприна, заставляя воспринимать "Суламифь" не как экзотическую, малохарактерную для таланта писателя стилизацию, а как произведение, стоящее в ряду других его рассказов и повестей, посвященных утверждению величия и силы прекрасного человеческого чувства.

 


- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности