Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика

«ПЬЕСУ НАЗОВУ КОМЕДИЕЙ…»:

«ВИШНЕВЫЙ САД» А. П. ЧЕХОВА

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор

(продолжение)

 

Однако во время августовских торгов Лопахин столь же рьяно и увлеченно отдается покупке имения. С одной стороны, он знает, что у Гаева на руках гарантийное письмо от ярославской тетки и 15 тысяч рублей для первой выплаты долгов. И, казалось бы, что мешало ему одолжить денег Гаеву и сохранить за ним имение. Сам ведь он не собирался покупать сад. Но, с другой стороны, он, во-первых, уже убедился в нежелании хозяев усадьбы прислушаться к нему, а во-вторых, он с азартом вступает в соревнование с купцом Деригановым. И в ситуации покупки имения его торжество ничуть не меньше того, что он испытал прежде, желая помочь Раневской. «Лопахин. Вишневый сад теперь мой! Мой! (Хохочет.) <...> Скажите мне, что я пьян, не в своем уме, что все это мне представляется… <...> Если бы отец мой и дед встали из гробов и посмотрели на все происшествие, как их Ермолай, битый, малограмотный Ермолай, который зимой босиком бегал, как этот самый Ермолай купил имение, прекрасней которого ничего нет на свете. Я купил имение, где дед и отец были рабами, где их не пускали даже в кухню… <...> Эй, музыканты, играйте, я желаю вас слушать! <...> Музыка, играй!» (с. 240–241).

Между тем и в этой сцене Чехов не примитивирует образ Лопахина, он снова обнажает его «нежную душу»38: Любовь Андреевна «горько плачет», узнав о продаже сада, и Лопахин «(С укором.) Отчего же, отчего вы меня не послушали? Бедная моя, хорошая, не вернешь теперь». И тут же «(Со слезами.) О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась как-нибудь наша нескладная, несчастная жизнь» (с. 241).

И уже в самом конце, в финальных сценах, Лопахин снова предстает неоднозначно противоречивым. С одной стороны, он с грустью прощается с Раневской, готов щедро ссудить деньги Трофимову, но с другой стороны, спешит-торопится осуществить свой хозяйственный проект: бывшие хозяева еще не покинули имение, а в саду уже слышится звук топора, ударяющего по дереву. На просьбу Раневской, переданную Аней («Мама вас просит: пока она не уехала, чтоб не рубили сада»; с. 246) и показавшуюся Лопахину чрезмерно чувствительной, делец-купец с досадой бросает: «Экие, право» (с. 246).

Лопахин – сложный образ. Он и тип и характер, он и «хищный зверь» и «нежная душа», он и персонаж и личность. В нем соединились и временное купеческое, и надвременное человеческое.

Появление других персонажей пьесы с еще большей очевидностью обнаруживает процесс растушевывания четких границ между типами и социальными слоями, между возрастом героев, их происхождением, степенью их образованности и, к примеру, чудачествами. Система взаимоотношений между персонажами комедии формируется Чеховым таким образом, что поступки одного героя независимо, но обязательно повторяются другим, черты характера одного копируются в портрете другого, реплика одного, даже не услышанная собеседниками, вскоре непременно отзовется в реплике другого или третьего. И даже если в речи одной героини зазвучат слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами («Варя. Мамочка кофе просит»; с. 201), то и ответная фраза будет включать в себя тот же дериват («Дуняша. Сию минуточку»; с. 201).

Еще не зная истории жизни и любви Раневской, только догадываясь о значимости ее «говорящего» имени, читатель (или зритель) ориентируясь только на образ Дуняши, может предположить историю хозяйки. В начале первого действия Дуняша трижды разным героям сообщит о том, что ей «Епиходов предложение сделал», тем самым как бы подготавливая историю любви Любови Андреевны (двух историй любви – о ее муже и о любовнике).

В дальнейшем любовная интрига горничной перерастет в «любовный треугольник» (Епиходов – Дуняша – Яша), как будто в шаржированном виде проигрывая (переигрывая) историю хозяйки («Дуняша. И если вы, Яша, обманете меня, то я не знаю, что будет с моими нервами…»; с. 232). Образ парижского возлюбленного Раневской в комично-отраженном свете проявится в образе Дуняшиного избранника, выстроив параллель «любовник Раневской // возлюбленный Дуняши». Заметим, в финале пьесы Яша тоже отправится в Париж. А любовные коллизии обеих героинь словно дадут свои корни – «прорастут» – в отношениях Лопахина и Вари, Пети и Ани39, даже Пищика и Шарлотты. И все они, вслед за печальной любовной историей Раневской, будут обречены. Доказательство тому – взаимоотношения Вари и Лопахина.

Давно влюбленные друг в друга, герои так и не смогут объясниться, хотя, кажется, более близких и подходящих друг другу персонажей в комедии нет. Можно говорить о частных, конкретных причинах несостоявшейся любви героев, которые намечает драматург (занятость торговца-дельца, его душевная неразвитость, социальные различия – мужик (купец) и (почти) дворяночка, скромность Вари), однако все эти мотивации поверхностны и опровергаются текстом. Более важна целостная авторская установка – всему неизбежно приходит конец40. И возвращение Раневской в Париж, к человеку, обманувшему ее, не опровергает чеховского суждения, но становится попыткой героини только отодвинуть неизбежное.

Деталь в пьесе Чехова мощно формирует разветвленную систему мотивных рядов, тонко пронизывающих текст. Но и деталь у Чехова лишена частности, единичности, однозначности. Драматург создает деталь так, что она словно бы преодолевает сама себя, перерастает собственные границы, обретает многогранность и символическую наполненность.

Важной деталью оказываются в пьесе Чехова ключи41. В первый раз они появляются в авторской ремарке, описывающей Варю («на поясе <...> вязка ключей», с. 201). В другой раз после сообщения Лопахина о покупке им имения Варя бросит ключи на пол. Спустя какое-то время Лопахин «поднимает ключи, ласково улыбаясь»: «Бросила ключи, хочет показать, что она уж не хозяйка здесь…» (с. 242). И во всех трех эпизодах ключи как будто бы напрямую связаны с мотивом дома. Однако в пьесе есть и еще один эпизод ключами, когда Петя в очередной раз произносит свои велеречивые монологи, не связанные с чем-либо земным и конкретным. Он обращается к легковерной Ане: «Если у вас есть ключи от хозяйства, то бросьте их в колодец и уходите. Будьте свободны как ветер…» (с. 227). На этом фоне охват ключевого мотива, кажется, становится размашистее, но одновременно поверхностнее и абстрактнее. Заявив важность мотива с ключами, Чехов одновременно иронизирует по его поводу, уплощая и упрощая его.

Несколько раз в пьесе упоминаются телеграммы из Парижа. В начале пьесы их будет сразу две, их содержание пока неизвестно, но обе не будут прочитаны Раневской, будут разорваны и выброшены. Позже о телеграммах скажет Любовь Андреевна: «Каждый день получаю… И вчера и сегодня…» (с. 239). А постепенно Чехов обнаружит и содержание этих телеграмм. Повторяющаяся деталь – телеграмма – это и признак времени, которому доступен телеграф, и тонкая психологическая деталь в раскрытии душевных терзаний Раневской. И одновременно указание на текучесть и изменяемость событий во времени: нераскрытая телеграмма —> прочитанная телеграмма > телеграмма, заставляющая двинуться в путь.

 


38 Ср. у Тургенева, Базаров, иронично-презрительно, к Аркадию: «Ты нежная душа, размазня…» (Тургенев И. С. Отцы и дети. С. 293).

39 Некоторые исследователи говорят о том, что Петя чрезвычайно увлечен общественными идеями и не может быть влюблен. В том же упрекает его и Раневская: «Надо быть мужчиной <...> И надо самому любить… надо влюбляться! В ваши годы не иметь любовницы!..» (с. 235). Однако это не так. Петя влюблен. После возвращения Ани из Парижа при первом же взгляде на нее «Трофимов (в умилении)» произносит: «Солнышко мое! Весна моя!» (с. 215).

40 Пищик: «Всему на этом свете бывает конец…» (с. 249).

41 Ср. в «Грозе» Островского – ключ от калитки.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2019 г.
Политика конфиденциальности