Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика

«МЕРТВЫЕ ДУШИ» В «ШИНЕЛИ» Н. В. ГОГОЛЯ
(Мне отмщение и Азъ воздам…)

(продолжение)

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор


Исследователи многократно искали и предлагали (нередко сообразно собственному исследовательскому намерению) поэтическую этимологию имени героя, логично обращаясь к ономасиологии и устанавливая связь с древнегреческими корнями – «не делающий зла», «неплохой». В этой связи первоначальная фамилия задуманного героя – Тишкевич – словно бы усиливала «тихую» слагаемую характера и образа создаваемого героя: Акакий Акакиевич «отличался всегда тихостью голоса» (с. 131) и ходил «тихо» (с. 139).

Между тем Гоголь самым непосредственным образом указал на «прототип» героя, заметив, что «родился Акакий Акакиевич против ночи <…> на 23 марта», т. е. ночью 22 марта – в день св. Акакия. По григорианскому календарю даты именин Акакия – 17 марта, 22 марта, 13 апреля, 25 апреля, 30 апреля, 14 мая, 20 мая, 1 июня. 20 июля, 10 августа, 12 сентября, 28 сентября, 13 октября, 6 ноября, 12 декабря. Если вспомнить, что Гоголь писал повесть «Шинель» в Риме, то обращение к григорианскому календарю, принятому в Европе раньше, чем в России, становится объяснимым. (Примерно в том же ключе можно рассматривать и дантевский католический образный ряд «ад – чистилище – рай», не принимаемый православием, но использованный Гоголем в «Мертвых душах».) Иными словами, писатель со всей определенностью ориентировал читателя на жизнеописание святого Акакия (Синайского) как пример терпения и послушания и одновременно порождая аллюзию на вечный тип св. Акакия, «не умершего» и после «отошествия ко Господу»8.

Из трактата Иоанна Лествичника:

« <…> Великий Иоанн Савваит сообщил мне вещи, достойные слышания <…> Он рассказал мне следующее. "В обители моей в Азии, в которой я находился прежде, нежели пришел сюда, был один старец весьма нерадивой жизни и дерзкого нрава <…> . Не знаю, каким образом приобрел он себе ученика, юношу по имени Акакий, простого нрава, но мудрого смыслом, который столько жестокостей перенес от сего старца, что для многих это покажется невероятным. Ведь старец мучил его ежедневно не только укоризнами и ругательствами, но и побоями; терпение же послушника было не безрассудное. Видя, что он, как купленный раб, ежедневно крайне страдает, я часто говаривал ему, при встрече с ним: "Что, брат Акакий, каково сегодня?" – В ответ на это он тотчас показывал мне иногда синее пятно под глазом, иногда уязвленную шею или голову; а как я знал, что он – делатель, то говаривал ему: "Хорошо, хорошо, потерпи и получишь пользу". Прожив у своего немилосердного старца девять лет, Акакий отошел ко Господу и погребен в усыпальнице отцов. Спустя пять дней после этого наставник его пошел к одному пребывавшему там великому старцу и говорит ему: "Отче, брат Акакий умер". Но старец, услышав это, сказал ему: "Поверь мне, старче, я сомневаюсь в этом". "Поди и посмотри", – отвечал тот. Немедленно встав, старец приходит в усыпальницу с наставником блаженного оного подвижника, и взывает к нему, как бы к живому (ибо поистине он был жив и после смерти), и говорит: "Брат Акакий, умер ли ты?" Сей же благоразумный послушник, оказывая послушание и после смерти, отвечал великому: "Отче, как можно умереть делателю послушания?" – Тогда старец, который был прежде наставником Акакия, пораженный страхом, пал со слезами на землю; и потом, испросив у игумена <…> келию близ гроба Акакиева, провел там остаток жизни уже добродетельно, говоря всегда прочим отцам: "Я сделал убийство". <…>» («Лествица»).

Любопытно, что, говоря о времени рождения Акакия Акакиевича (по свидетельству очевидцев, имя Акакий было весьма популярным в ХIХ в.), Гоголь из пятнадцати, имеющихся в году, как было отмечено выше, именинных дней Акакия избирает март. Подобное обстоятельство вряд ли может быть случайным, если вспомнить, что сам Гоголь родился 20 марта, почти или в непосредственной близости «против ночи <…> на 23 марта».

Между тем Акакий Акакиевич у Гоголя – один чиновник, служащий в одном департаменте, под началом «одного директора» (с. 124), он – вечный титулярный советник. В плане усиления вечностных и аккумуляции константных слагаемых немаловажным оказывается и то обстоятельство, что по долгу службы герой занимается переписыванием, т. е. копированием, тиражированием, умножением уже готового, имеющегося и существующего. (Заметим, что любовь к переписыванию и редкой красоты каллиграфический почерк были свойствами характера и натуры самого Гоголя – он «…любил сам переписывать, и переписывание так занимало его, что он иногда переписывал и то, что можно было иметь печатное. У него были целые тетради (в восьмушку почтовой бумаги), где его рукою каллиграфически были написаны большие выдержки из разных сочинений»9.) Подобно тому, как Акакий Акакиевич стал повторением (судьбы, биографии, характера) своего отца, так и переписываемые героем бумаги – каллиграфические «сыны» титулярного советника – суть копии уже имеющихся оригиналов. Другими словами – Акакий Акакиевич, переписчик бумаг, сам оказывается героем-текстом. Неслучайно, по характеристике рассказчика-нарратора, «в лице его, казалось, можно было прочесть всякую букву, которую выводило перо его» на бумаге (с. 124). По наблюдениям рассказчика, герой не всегда замечал, что «он не на середине строки, а скорее на средине улицы» (с. 125). Высказывания персонажа преимущественно состоят не из знаменательных, но служебных частей речи, усиливая впечатление от копийности, т. е. повторённости и размноженности персонажа: «Нужно знать, что Акакий Акакиевич изъяснялся большею частью предлогами, наречиями и, наконец, такими частицами, которые решительно не имеют никакого значения...» (с. 129).

С момента первого знакомства читателя с героем автор акцентирует черты вечности и данности избранного персонажа, его константность, узнаваемость и обыкновенность. Неслучайным кажется то, что канцелярская должность, избранная писателем для героя, вошла в чиновничий фольклор. Характеризуя персонаж, рассказчик сообщает о том, что «выслужил он, как выражались остряки, <…> пряжку в петлицу да нажил геморрой в поясницу» (с. 124). С одной стороны, Гоголь воспроизводит известную и бытовавшую в ХIХ в. поговорку о знаке отличия титулярного советника, носимом на вицмундире, — о «пряжке в петлице», но с другой стороны, упоминание геморроя обозначает еще одну неброскую связь автора и героя, ибо в письмах Гоголя довольно часто звучат упоминания о его «геморроидальных добродетелях»10.

Любопытно и то обстоятельство, что гражданский чин титулярного советника в 1830-х гг. соответствовал придворному чину камер-юнкера. Последующая ассоциация в отечественном (национальном) сознании неизбежно пробуждает имя А. С. Пушкина и заставляет задуматься о семантике литературного типа т. н. «маленького человека» и усомниться в релевантности его облегченной социологизированной (конфронтальной) трактовки. В рамках гоголевского текста легко разглядеть и признать (более или менее) сознательную метонимическую аллюзию на пушкинский камер-юнкерский вицмундир11 (куртку, шинель и т. п.) и расслышать мысли о собственном — гоголевском — положении «маленького <обыкновенного, каждого, любого> человека» в обществе. Неслучайно герой-резонер во второй редакции «Развязки Ревизора» с болью произносит: «Дайте же мне почувствовать, что и мое поприще так же честно, как и всякого из вас; что я также служил земле своей, что не пустой я был скоморох, но честный чиновник великого божьего государства…»12.

 


8 На связь образа Акакия Акакиевича с сюжетом Иоанна Лествичника указывала Чинция де Лотто (см.: Лотто де Ч. Лествица «Шинели» // Вопросы философии. 1997. № 8. С. 58–83).

9 Тарасенков А. Т. Последние годы жизни Н. В. Гоголя // Вересаев В. В. Гоголь в жизни: Систематический свод подлинных свидетельств современников. М.: Московский рабочий, 1990. 640 с. С. 513.

10 См. напр., письмо А. С. Пушкину от 23 декабря 1833 г. (Гоголь Н. В. Собр. соч.: в 8 т. Т. 8. Письма. С. 69).

11 Пушкин высочайшим указом был пожалован в титулярные советники в декабре 1831 г., в звание камер-юнкера – в декабре 1833 г.

12 Гоголь Н. В. Собр. соч.: в 8 т. Т. 4. Драматические произведения. С. 381.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности