Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная БИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика
 

«МЕРТВЫЕ ДУШИ» В «ШИНЕЛИ» Н. В. ГОГОЛЯ
(Мне отмщение и Азъ воздам…)

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор



Как с этой способностью угадывать человека
и несколькими чертами выставлять его
вдруг всего, как живого,
с этой способностью не приняться
за большое сочинение, – это просто грех!

А. С. Пушкин


Как известно, замысел повести «Шинель» возник у Н. В. Гоголя примерно в середине 1830-х гг. О собраниях кружка писателей, которые проходили в Петербурге на Малой Морской в доме № 17 (флигель дома Лепена), где Гоголь снимал квартиру с 1833 по 1836 гг., П. В. Анненков вспоминал: «Однажды при Гоголе рассказан был канцелярский анекдот о каком-то бедном чиновнике, страстном охотнике за птицей, который необычайною экономией и неутомимыми, усиленными трудами сверх должности накопил сумму, достаточную на покупку хорошего лепажевского ружья рублей в 200 (ассигнациями). В первый раз, как на маленькой своей лодочке он пустился по Финскому заливу за добычей, положив драгоценное ружье перед собою на нос, он находился, по его собственному уверению, в каком-то самозабвении и пришел в себя только тогда, как, взглянув на нос, не увидал своей обновки. Ружье было стянуто в воду густым тростником, через который он где-то проезжал, и все усилия отыскать его были тщетны. Чиновник возвратился домой, лег в постель и уже не встал: он схватил горячку. Только общей подпиской его товарищей, узнавших о происшествии и купивших ему новое ружье, возвращен он был к жизни, но о страшном событии он уже не мог никогда вспомнить без смертельной бледности в лице. Все смеялись анекдоту, имевшему в основании истинное происшествие, исключая Гоголя, который выслушал его задумчиво и опустил голову. Анекдот был первою мыслью чудной повести его "Шинель", и она заронилась в душу его в тот же самый вечер…»1.

К работе над текстом повести Гоголь приступил летом 1839 г. в Мариенбаде и продолжал работать над ней до римской весны 1841 г. Впервые «Шинель» была опубликована в «Сочинениях Николая Гоголя», вышедших в Петербурге в 1842 г. Подзаголовок «петербургская повесть» был унаследован Гоголем от жанровой дефиниции «Медного всадника» А. С. Пушкина, высоко почитаемого Гоголем, так же как пушкинское называние поэмы «Евгений Онегин» «романом в стихах» вызвало к жизни необычное определение романа «Мертвые души» как поэмы.

По утверждению специалистов, «в первоначальном варианте "Шинель" называлась "Повестью о чиновнике, крадущем шинели"» и «носила явно юмористический характер»2. Однако замена вожделенного ружья из реальной жизненной истории на шинель, которая составила центральный мотив окончательного варианта повести, со всей определенностью свидетельствовала о том, что если иронический посыл и существовал и даже сохранился в тексте, то он очень скоро и весьма серьезно трансформировался — в философизированное повествование о человеке.

Литературный контекст современных Гоголю повестей, в которых использовались чиновничьи анекдоты и в рамках которого вызревала идея «Шинели», по наблюдениям исследователей, был обширен3. Среди ситуативно и отчасти (или отдаленно) концептуально близких текстов литературоведами называются произведения М. Загоскина, В. Ушакова, Н. Греча, В. Даля, А. Тимофеева, В. Соллогуба, И. Панаева, Н. Павлова, А. Мицкевича, А. Пушкина, В. Жуковского и мн. др. Однако существенное (если не определяющее для писателя) значение обретает и то важное обстоятельство, что работа Гоголя над «Шинелью» шла параллельно с работой над «Мертвыми душами», в непосредственной близости к ним. Нет необходимости доказывать, что не повлиять на «Шинель» поэма «Мертвые души» не могла — идейные, образные и мотивные переклички с романом отчетливо обнаруживают себя в тексте «петербургской повести».

Исследователи давно обратили внимание, что изображение Петербурга в «Шинели» пронизано мотивами потусторонней, почти загробной, мертвенной жизни. Одни связывали эту мотивику с мистикой Петербурга, с царицыным проклятием «Быть городу пусту…», другие — с художественным намерением писателя создать образ мертворожденного чиновника и города-некрополя4. Между тем если вспомнить об одновременной работе Гоголя над первым томом «Мертвых душ», т. е. условно над томом-«адом», то становится понятным, что и в «петербургской повести» Гоголя «Шинель» могли проявиться (отчасти) те же интенции художника, найти воплощение сходные или созвучные представления.

Принято считать, что в центре повести «Шинель» стоит образ «маленького человека», безжалостно задавленного столичным городом и погубленного равнодушием чиновничьего мира. В литературоведении сложилось устойчивое представление о том, что образ гоголевского героя развивается в традиции пушкинского вектора его «маленьких людей», среди которых станционный смотритель Самсон Вырин и бедный Евгений из «Медного всадника»5. Однако наблюдения над текстом приводят к несколько иной интерпретации образа главного героя «Шинели», позволяют говорить о репрезентации более обширных идей и мотивов (как у Пушкина, так и у Гоголя).

Обращает на себя внимание, что повесть Гоголя насквозь пронизана словами-маркерами, которые придают повествованию характер всеобщности, константности и обычности — «всякий» и «какой-то» (в значении каждый), «обыкновенно» и «обычай» (т. е. всегда), «как известно» и «бывало» (т. е. привычно и знакомо) и т.п. Примечательно, что открывается повесть словами — «в одном департаменте служил один чиновник» (с. 121)6, т. е. в «одном из…» многих (подобных) департаментов, изначально привнося в повествование оттенок типизации и универсализации. По существу, писатель прибегает к фольклорно-обобщенной формуле сказочного повествования о некотором царстве, некотором государстве (особенно в связи с многочисленными оговорками «если не изменяет память…»), на подтекстовом уровне порождая представление о начале жизненного путешествия героя, т. е. по сути экстраполируя в текст повести уже найденный и используемый в романе образ жизни-дороги7. Неслучайно, мотив пути-дороги будет неброско, но выразительно вычерчиваться на протяжении всей повести. Потому именование героя — Акакий Акакиевич, основанное на повторении имени и отчества, наряду с другими сущностными коннотациями, становится в том числе и указанием на продолжение пути, предпринятого предками героя и продолженного им самим.

В этой связи не случаен эпитет, которым наделяет героя Гоголь, — вечный титулярный советник — не снимающий представления о должностном статусе чиновника, но и не противоречащий выявлению его вечной, т. е. обыкновенной, обычной, человеческой составляющей.

 


1 Анненков П. В. Литературные воспоминания. М.: Художественная лит-ра, 1983. С. 64.

2 Гоголь Н. В. Собр. соч.: в 8 т. М.: Правда, 1984. Т. 3. Повести. С. 326.

3 См.: Вайскопф М. Я. Сюжет Гоголя: Морфология. Идеология. Контекст. 2-е изд., испр. и расшир. М.: Изд-во РГГУ, 2002. 686 с.

4 См. напр.: Вайскопф М. Я. Некрополь // Вайскопф М. Я. Сюжет Гоголя: Морфология. Идеология. Контекст. С. 429–431.

5 Пушкинские аллюзии (вслед за жанровой дефиницией «петербургская повесть») действительно широко разбросаны по всему тексту «Шинели». Одна из самых броских и очевидных – упоминание уже в самом начале повести анекдота об отрубленном хвосте фальконетова «Медного Всадника».

6 Здесь и далее цитаты приводятся по изд.: Гоголь Н. В. Собр. соч.: в 8 т. М.: Правда, 1984. Т. 3. Повести, – с указанием страниц в скобках.

7 Еще ранее – в комедии «Ревизор».

 

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
РУССКАЯ ПРОЗА
РУССКАЯ ПОЭЗИЯ
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности