Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика

«НАШЕ ОПИСАНИЕ ВЕРНЕЕ…» (А. С. ПУШКИН):
ОБРАЗЫ ПЕТРА И БЕДНОГО ЕВГЕНИЯ В «МЕДНОМ ВСАДНИКЕ»

(продолжение)

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор


Пушкин не разделяет способы и формы протеста взбунтовавшихся героев-волн, но он всецело сочувствует бедному Евгению. Потому Всадник Медный, преследующий героя по сумрачному городу в «Части второй», вновь изображен Пушкиным величественным и гордым, державным и грозным — «ужасным», но справедливо грозным и гневным. В его облике отражаются те же торжественные звуки, что были слышны во «Вступлении» и в «Части первой», вновь с не меньшей ясностью ощутимы ноты любования и восхищения. Он «озарен луною бледной». Он преследует Евгения «на звонко-скачущем коне», вновь «простерши руку в вышине». Прекрасно его «Тяжело-звонкое скаканье / По потрясенной мостовой».

Едва ли не единственным указанием на возможность противоречивого отношения Пушкина к личности Петра может быть сочтено последнее примечание, которое дает комментатор к строфе «Куда ты скачешь, гордый конь <…>», в котором он вновь отсылает читателя к Мицкевичу, указывая (вероятно) на его стихотворение 1832 г. «Памятник Петра Великого»: «Смотри описание памятника в Мицкевиче. Оно заимствовано из Рубана — как замечает сам Мицкевич»44.

Исследователи уже многократно давали различные толкования данной отсылке. И прежде всего именно сопоставление с Мицкевичем порождало представление о том, что Пушкин, вслед за польским поэтом, мог дать суровую оценку Петру в «Медном всаднике». Однако (к периоду написания поэмы) Пушкин уже дистанцировался от друга-поэта, которого прежде «жадно слушал» и с которым делился когда-то «чистыми мечтами / И песнями». В 1833 г. Пушкин уже создал стихотворение «Он между нами жил»45, в котором открыто и откровенно говорил о «яде стихов» Мицкевича, обращенных к Петру и Петербургу, «К русским друзьям». Оттого отсылки к Мицкевичу в примечаниях к поэме «Медный всадник» скорее следует прочитывать не как созвучные, а как контрапунктурные (punctum contra), о чем прямо сказано в одном из двух примечаний — к «Олешкевичу» (прим. 3): «Жаль только, что описание его не точно <…> Наше описание вернее…»

Во второй отсылке к Мицкевичу (прим. 5) «комментатор» вновь намеренно отстраняется от точки зрения польского поэта — Пушкин отказывается от авторства слов о памятнике Петру, доверенных Мицкевичем другу-поэту, «пророку русского народа», который славен песнями «по всей Полунощи» (т. е. самому Пушкину). Однако лестная характеристика Мицкевича не удерживает Пушкина от того, чтобы сознательно переадресовать слова о памятнике другому лицу. «Оно заимствовано из Рубана» — комментирует автор, обманчиво воспроизводя имя «забытого» Мицкевичем поэта, называя В. Г. Рубана46.

При этом симптоматично, что слова, приписанные Адамом Мицкевичем Пушкину принадлежали действительно не ему (но и не Рубану). В письме П. А. Вяземского к П. И. Бартеневу от 6 марта 1872 г. содержится следующая информация: «В стихах своих о памятнике Петра Великого он <Мицкевич> приписывает Пушкину слова, мною произнесенные, впрочем, в присутствии Пушкина, когда мы втроем шли по площади. И хорошо он сделал, что вместо меня выставил он Пушкина. Оно выходит поэтичнее»47. Пушкин как участник упомянутой беседы не мог не знать того, что воссозданные Мицкевичем слова принадлежали Вяземскому. Однако комментатор «вспоминает» не имя Вяземского, автора «Петербурга» (и «Моря»), а ссылается на В. Г. Рубана, поэта, чуждого Пушкину и по взглядам, и по духу, и по манере письма.

Тем самым Пушкин еще раз обнаруживает несогласие с высказанной Мицкевичем трактовкой памятника (и деяний) Петра, начатое и выразительно осуществленное им уже во «Вступлении»48. Отчетливо видя (!) сложность и противоречивость характера Петра, которые отражены им в набросках к «Истории Петра I», между тем в «Медном всаднике» поэт со всей определенностью был ориентирован на восхваление Петра. И эта интенция находит объяснение хотя бы в том, что Пушкин выстраивал современную параллель «Петр I // Николай I», желая указать царствующему самодержцу высокий пример49, в т. ч. пример милосердия к мятежникам.

Неслучайно вскоре (к десятой годовщине восстания на Сенатской площади) Пушкин напишет «Пир Петра Первого»50, где явно будет поучать и наставлять императора, взывая к его милосердию в отношении сосланных декабристов. Торжество залпов над Невой, оформленное в риторике вопросов, открывающих «Пир Петра…», на удивление сходно с вступлением к поэме «Медный всадник». Картина празднества словно бы перетекает из «петербургской повести» в «Пир Петра…», подсказывая еще одну интертекстуальную корреляцию и разъясняя смысл прославления Петра в поэме. В стихотворении 1835 г. Петр Великий

С подданным мирится;
Виноватому вину
Отпуская, веселится;
Кружку пенит с ним одну…

И этот эпизод позволяет понять, что художественной (и идейной) задачей Пушкина в «Медном всаднике» была намеренная канонизация Петра, стремление выписать его кумиром, предметом поклонения и подражания, что (со всей очевидностью) почувствовал Николай, оставивший пометы в тексте рукописи возле слов «кумир» — но не по причине «языческой природы» слова-образа, а потому что чутко и восприимчиво ощутил назидание себе (недопустимое назидание) со стороны опального поэта.

Одна только перифраза во вступлении Он вместо Петр обнаруживала интенцию Пушкина придать образу первого русского императора, строителя Петрополя, абрис божественный, надмирный, чудесный. В рукописях поэмы сохранились именования героя-царя во «Вступлении» именем собственным — Петр. Однако в окончательном тексте возникает петит он (Он)51, который графически указует на божественную природу Петра. Licentia poetica (поэтическая вольность) позволяет поэту пойти против христианского канона и сделать Петра едва ли не богоравным, христоподобным. Подмена-перифраз не вуалировала имени Петра, которое легко прочитывалось в аллюзийной проекции на стихотворение П. А. Вяземского «Петербург»: «Я вижу град Петров чудесный, величавый…», с уже знакомым курсивом, — но задавала тональность чудотворению града Петрова, его сказочным деяниям. Неслучайно, возникающий во вступлении образ города обрисован как подлинно сказочный, со своей сказочной историей (NB: одновременно в Болдино Пушкин писал «Сказку о рыбаке и рыбке», работал над «Сказкой о мертвой царевне»):

…ныне там
По оживленным берегам
Громады стройные теснятся
Дворцов и башен; корабли
Толпой со всех концов земли
К богатым пристаням стремятся;
В гранит оделася Нева;
Мосты повисли над водами;
Темно-зелеными садами
Ее покрылись острова…

 


44 У Мицкевича действительно дана ссылка на «некоего русского поэта», имени которого он не помнил: «Ten wiersz jest tlumaczony z rosyjskiego poety, ktorego nazwiska nie pomne» (Mickiewicz А. Dziela: Wydanie rocznicowe 1798–1998. T. I–XVII. Warszawa, 1993–1998. Т. III. С. 314).

45 Пушкин А. С. Собр. соч.: в 10 т. Т. 2. С. 388. В СС стихотворение дается под 1834 г., однако последующие исследования показали, что стихотворение было написано Пушкиным в 1833 г.

46 Василий Григорьевич Рубан (1742–1795) — русский поэт, прозаик, переводчик эпохи Просвещения. Автор поэтического произведения «Надпись к камню, назначенному для подножия статуи императора Петра Великого» (СПб., 1770), который находился в поле зрения Пушкина в период работы над «Медным всадником».

47 РГАЛИ. Ф. 46. Оп. 1. Ед. хр. 564. Л. 147.

48 Исследователи многократно делали построчный анализ «Вступления», чтобы доказать конфронтированность идейно-этических и образно-эстетических рядов Мицкевича и Пушкина, эксплицированных в «Медном всаднике» (напр.: Бонди С. М. «Езерский» и «Медный Всадник» // Рукописи Пушкина. Фототипическое изд. Альбом 1833–1835 гг. Комментарий. М.: Гослитиздат, 1939).

49 Подобно тому, как это было в «Стансах»: «Во всем будь пращуру подобен…»

50 Пушкин А. С. Собр. соч.: в 10 т. Т. 2. С. 448–449.

49 Так в рукописи Пушкина.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности