Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная БИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика
 

«НАШЕ ОПИСАНИЕ ВЕРНЕЕ…» (А. С. ПУШКИН):
ОБРАЗЫ ПЕТРА И БЕДНОГО ЕВГЕНИЯ В «МЕДНОМ ВСАДНИКЕ»

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор



…ай да Пушкин!
ай да сукин сын
(автограф А. С. Пушкина
на рукописи трагедии
«Борис Годунов»)




В отечественном литературоведении сложилась традиция восприятия поэмы А. С. Пушкина «Медный всадник» в контексте идеологемы «личность <—> государство». Данный конфликт действительно намечен в поэме. Другое дело: как он реализуется и что лежит в его основании?

В поэме Пушкина прежде всего обращает на себя внимание структурно-композиционное построение текста. Уже в названии величавый и торжественный, почти одический поэтоним «Медный Всадник»1 корректируется и противополагается прозаизированному подзаголовку «Петербургская повесть». Поэзия вступает в столкновение с прозой, порождая художественное напряжение между родовыми признаками поэмы и повести, оды (как нередко исследователи квалифицируют гимн городу) и «рассказа»2, как обозначено в тексте самим Пушкиным.

Игра с жанровыми дефинициями характерна для Пушкина: на момент создания «Медного всадника» им только что был завершен и опубликован «роман в стихах» (следуя строгому жанровому канону — поэма), оттого сама по себе форма изложения — повесть в стихах — не удивительна. Неожиданным кажется структурирование текста, его почастное дробление — «Предисловие», «Вступление», «Часть первая», «Часть вторая» и «Примечания». Каждая из выделенных частей (по отдельности) была характерна для поэтических творений того времени, однако своей сгущенностью и сконцентрированностью такая композиция неизбежно должна была привлечь внимание.

Что касается «Предисловия», то оно, на первый взгляд, кажется излишним в поэме, ибо ничего существенного не добавляет к тексту, лишь указывает на некий источник: «Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине. Подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов. Любопытные могут справиться с известием, составленным В. Н. Берхом»3. Но именно то обстоятельство, что предисловие не содержит важной информации, и обращает на себя внимание, заставляет задуматься о его художественной (или идейной) функции.

Одновременная работа Пушкина над текстом «Истории Пугачева» и подготовка материала к «Капитанской дочке» позволяют предположить, что предисловие в «Медном всаднике» могло носить примерно тот же «отвлекающий», «маскирующий» характер, что и впоследствии письмо Пушкина цензору П. А. Корсакову от 25 октября 1836 г. о смысле и идее «Капитанской дочки» — о великодушном помиловании императрицей «бедного» героя. Иными словами, по аналогии приема можно допустить, что Пушкин сознательно отвлекал внимание читателей (и цензуры) от чего-то иного, чем изображение наводнения.

Причем, как свидетельствуют исследователи-текстологи, слово «наводнение» возникло в тексте предисловия не сразу, а уже в попытке редактирования автором поэмы после запретительной цензуры Николая I. В надежде добиться публикации запрещенной поэмы Пушкин привносит в текст новое (кажется, не нужное) слово: «Подробности наводнения заимствованы…»4, т. е. авторской редакторской правкой стремится акцентировать указание на обстоятельства наводнения, а не чего-то иного.

Что касается «Вступления», то, вслед за двусоставным названием поэмы, оно условно делит произведение на две части, порождая антитетичный контраст, — поэтический гимн творцу-строителю и собственно повестийный сюжетный рассказ о Евгении5. Вступление звучит как торжественный гимн, восхваляющий и прославляющий личность и деятельность царя-созидателя, тогда как повесть о бедном Евгении наполнена красками мглы, печали, безумия.

Вступление построено по принципу нарастания смысла, нагнетания мощи, отчетливой поэтической градации. Картина девственных «мшистых, топких берегов» и непроходимого, «неведомого лучам… солнца» леса (1) сменяется образом «юного града», возникшего по прошествии ста лет как «громады стройные… дворцов и башен», «богатые пристани», гранитные набережные и мосты (2) и завершается звучанием ярко выраженного акцентно субъективированного голоса автора, его лиризованного признания в высокой и вечной любви «Петра творенью» (3).

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой ее гранит,
Твоих оград узор чугунный,
Твоих задумчивых ночей
Прозрачный сумрак, блеск безлунный…

Анафорическое «люблю» повторяется в этой части вступления пять раз, близость к предмету поэтического воспевания закреплена в обращении на «ты» (тебя, твой, твоих), высокий романтизированный слог поддерживает искренность и пылкость признания. Заключительные строки вступления пронизаны патетически репрезентированными словами гордости за северную юную столицу и вместе с тем — верою в могущество всей империи:

Красуйся, град Петров, и стой
Неколебимо, как Россия.

Финальные строки вступления о побежденной стихии подводят к надежде на — вечное же — смирение природы:

Вражду и плен старинный свой
Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра!

 


1 Трактовка некоторых исследователей эпитета «медный» в названии поэмы как «сниженного» (в сравнении, кажется, с более высоким, с точки зрения современного языка, «бронзовый») и на этом основании заключение о том, что это определение выражает истинное отношение поэта к Петру, т.е. «обличает» Петра, — нарушает принцип историзма (см. напр.: Борев Ю. Б. Искусство интерпретации и оценки. Опыт прочтения «Медного всадника». М., 1981). В ХIХ в. именно эпитет «медный» использовался для привнесения возвышенности и поэтичности в описание тех или иных реалий и событий, особенно это относилось к картинам военного характера.

2 Здесь и далее цитаты приводятся по изд.: Пушкин А. С. Медный всадник // Пушкин А. С. Собр. соч.: в 10 т. / под общ. ред. Д. Д. Благого, С. М. Бонди, В. В. Виноградова, Ю. Г. Оксмана. Т. 3. Поэмы. Сказки. М.: Художественная лит-ра, 1960. С. 284–300.

3 Действительно, существовало издание: Подробное историческое известие о всех наводнениях, бывших в Санктпетербурге: [напечатано по Указу Государственного Адмиралтейского Департамента] / [составил почетный член Государственного Адмиралтейского Департамента В. Н. Берх]. Санктпетербург: в Морской типографии, 1826. 86 с.

4 На это обстоятельство, например, указывает Н. В. Измайлов, однако давая тому совершенно иную интерпретацию: «Так, он <Пушкин> внес в "Предисловие" поправку, уточняющую смысл слова "подробности", — "подробности наводнения", чтобы не давать повода читателю думать, что поэт заимствовал из журналов сюжет своего произведения — о личности и судьбе его героя, Евгения…» (Измайлов Н. В. «Медный всадник» А. С. Пушкина: История замысла и создания, публикации и изучения // Пушкин А. С. Медный всадник. Л.: Наука, 1978. С. 222).

5 Слово повесть у Пушкина носит не столько смысл терминологический, т. е. жанровой дефиниции, сколько используется как синоним слова повествование. Так же, как и слово рассказ.

 

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
РУССКАЯ ПРОЗА
РУССКАЯ ПОЭЗИЯ
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности