Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
На основную страницу Вопрос администратору Карта сайта
Русский язык. Говорим и пишем правильно: культура письменной речи
Поиск
"КОЛОКОЛ" РУССКИЙ ЯЗЫК СТИЛЬ ДОКУМЕНТА ЛИТЕРАТУРА УЧИТЕЛЮ БИБЛИОТЕКА ЭКЗАМЕНЫ СПРАВКА КОМНАТА ОТДЫХА
Главная БИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика
 

«КТО ТУТ ПРАВ, КТО ВИНОВАТ <…> РЕШИТЬ НЕ БЕРУСЬ…»:
«ОТЦЫ И ДЕТИ» И. С. ТУРГЕНЕВА

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор


События, изображенные в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети», охватывают период 1859–1860-х гг. Работа над романом была завершена в 1861 г. В марте 1862 г. «Отцы и дети» появились в журнале «Русский вестник».

Название произведения «Отцы и дети», броское и яркое, афористически эмблематичное, ставшее почти мировоззренческой формулой, как и названия других тургеневских повестей и романов (ср. «Дворянское гнездо»), задавало установку на главную проблему, которая оказывалась в центре повествования – столкновение поколений «отцов» и «детей».

Между тем текст романа обнаруживает, что Тургенев говорит не столько о проблеме отцов и детей, не столько о проблеме поколений, сколько о проблеме социально-общественных противоречий, сложившихся между сословием «старого» либерального аристократического дворянства и сформировавшимся к середине ХIХ в. «новым» сословием разночинцев-демократов.

Возникает вопрос: откуда взялась новая социальная прослойка? какое место она занимала в российском обществе середины ХIХ в.? почему возникли столкновения между «младшими» демократами и «старшими» либералами?

Говоря об истории возникновения и формирования сложившегося конфликта середины ХIХ в., надо вспомнить, что если до времени правления императора Александра I образование в России было сословным (приходские школы – для крестьян; уездные училища – для детей купцов, ремесленников и городских обывателей; гимназии – для детей дворян и чиновников; университеты – только для дворян и т. д.), то по положению об устройстве учебно-воспитательных заведений от 1803 г. образование стало внесословным. Детям купцов, мещан, «разночинного люда» стала доступна учеба не только в гимназиях, но в университетах и академиях (правда, не во всех). И хотя с приходом к власти Николая I система образования вновь ужесточилась и с 1835 г. снова вернулась к сословно-замкнутому характеру, тем не менее к середине ХIХ в. сформировался немногочисленный (на тот момент), но уверенно заявляющий о себе слой образованной, энергичной, (отчасти уже) допускаемой к участию в вопросах устройства государства разночинной интеллигенции. Не имея наследственного титула и не обладая возможностью опереться на издавна сложившиеся связи в свете, не имея достаточного состояния и того материального достатка, что мог бы обеспечить положение в обществе и в избранной сфере деятельности, представители социально «новых людей» стремились найти свое место и утвердиться в жизни благодаря собственному уму и оригинальным общественно-политическим идеям, личным достижениями в практическом знании и успешности в избранной деятельности. Подобно Штольцу И. А. Гончарова, они считали для себя зазорным обращаться за протекцией к Рейнгольдам и обещали прийти к знатному приятелю отца только тогда, когда у них у самих будет четырехэтажный дом в Петербурге. Энергия социального класса «homo novus» (с. 287)1 подогревалась «сатанинской» гордостью (нем. Shtolz), неколебимым самомнением и азартом молодости. Совершенно очевидно, что идейные основы и мировоззренческие позиции нового общественного класса были категорически противоположны тем, которые доминировали в России на протяжении веков.

Тургенев наблюдал столкновения «новых» и «старых» идей в 1850–1860-е гг., становясь непосредственным участником современных ему дискуссий и споров. Находясь в гуще времени, в среде либеральных дворян, терпимых и широких по своим взглядам, знакомясь с мировоззрением «новых» и «молодых», Тургенев полагал, что конфликт, с которым он сталкивался в подобных спорах, действительно был конфликтом «отцов» и «детей». Тем более что «новые» идеи находили сторонников в различных социальных сообществах, не только среди «молодых» разночинцев-демократов, но и среди «старых» дворян-либералов. Так, в числе знакомых и приятелей Тургенева были Н. А. Некрасов и М. Е. Салтыков-Щедрин, выходцы из аристократических семей, к середине века далеко «отошедшие» от дворянства и ставшие ярыми сторонниками и приверженцами радикально-революционных идей. К таковым мог быть отнесен и барин Л. Н. Толстой, нередко вступавший в идейные схватки с Тургеневым. Т. е. в период написания романа «Отцы и дети», находясь в самом центре идеологических споров, Тургенев действительно осознавал их не как споры между различными социальными слоями, но как схватки между «старшими» и «младшими», «отцами» и «детьми». Понадобилось «расстояние», чтобы позднее определить сложившийся в середине ХIХ в. конфликт как борьбу идей западничества и славянофильства, репрезентируемый (главным образом) представителями различных социальных слоев.

В конце 1850-х гг. Тургенев не видел разновеликости этих аспектов, он не дифференцировал «детей»-аристократов и «детей»-разночинцев. Более того, «заблуждение» сохранялось у Тургенева и позднее. 13 марта 1879 г. писатель выступал перед профессорами Петербургского университета и литературной общественностью с речью, в которой, по его словам, он хотел «поделиться <…> поистине отрадным соображением». Тургенев говорил: «Что бы ни говорили о перерыве, <…> о расколе между поколениями, из которых младшее не помнит и не признает старшего, а старшее не понимает и тоже не признает младшего, <…> есть, однако, область, в которой эти поколения <…> сходятся дружески; есть слова, есть мысли, которые им одинаково дороги; есть стремленья, есть надежды, которые им общи <…> Говорящий в эту минуту перед вами написал 16 лет тому назад роман "Отцы и дети". В то время он мог только указать на рознь, господствовавшую тогда между поколениями; тогда еще не было почвы, на которой они могли сойтись. Эта почва теперь существует – если еще не в действительности, то уже в возможности…» Т. е. и в конце 1870-х гг. Тургенев продолжал видеть конфликт романа однозначно или, по крайней мере, старался представить его таковым.

Между тем текст романа «Отцы и дети» свидетельствует о другом: не дифференцируя проблемы на уровне публицистическом, дискуссионном, тем не менее как талантливый писатель Тургенев на уровне художественном и в момент написания произведения различал «почву», которая сближала (и сближает) «отцов» и «детей». Речь в романе со всей очевидностью шла не только о поколениях, даже не столько о поколениях, сколько о конфликте сословий, точнее – их мировоззренческих позиций, т. е. о сословно «новом» и «старом». Как показал писатель, конфликты поколенческие перерастают сами себя, тогда как противоречия сословные приводят к революционным катаклизмам, с которыми Тургеневу пришлось столкнуться в 1848 г., в период ряда европейских революций, о которых с напряженной тревогой вспоминает повествователь на страницах романа (с. 169).

В свете приводимых размышлений можно заключить, что единый конфликт, который обозначен Тургеневым в названии романа как «отцы и дети», в конечном итоге в тексте произведения распадается на две составляющие: с одной стороны, на конфликт поколенческий, собственно отцов и детей, с другой стороны, на конфликт «нового» и «старого», реализуемый на уровне не возрастном, но сословном, в столкновении векового дворянского и нарождающегося разночинного.

Конфликт отцов и детей теоретически мог быть представлен в романе таким образом:

Кирсанов-отец < – > Кирсанов-сын
Базаров-отец < – > Базаров-сын.

И этот конфликт действительно намечен в тексте и находит реализацию в отношениях между отцами и сыновьями (о чем речь ниже). Однако если этот конфликт понимался Тургеневым как конфликт времени, то он должен был получить более широкий размах и быть актуализированным, например, в соотношениях взаимообразных

Кирсанов-отец < – > Базаров-сын
Базаров-отец < – > Кирсанов-сын.

Однако в таком противостоянии герои не сходятся. В таком варианте конфликт отцов и детей в романе Тургенева не только не разворачивается, но даже обнаруживает свое опровержение: отношения Аркадия с отцом Базарова складываются не в пример сыновним – тепло и с взаимным расположением.

 


1 Здесь и далее цитаты из романа «Отцы и дети» даются по изд.: Тургенев И. С. Собр. соч.: В 12 т. М.: Художественная литература, 1954. Т. 3, – с указанием страниц в скобках.

 

- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 -На следующую страницу
ТЕМЫ РАЗДЕЛА:
РУССКАЯ ПРОЗА
РУССКАЯ ПОЭЗИЯ
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ
Словари на GRAMMA.RU
ПРОВЕРИТЬ СЛОВО:
значение, написание, ударение
 
 
 
Рейтинг@Mail.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2018 г.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Политика конфиденциальности