Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика

«СЦЕНИЧЕСКАЯ ПОЭМА» А. ГРИБОЕДОВА «ГОРЕ ОТ УМА»

(продолжение)

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор

 

Загорецкий, как и Чацкий, является частью московского столичного общества. У него тоже есть «неповторимое» лицо: он единственный может быть признан в пьесе подлинным негодяем и подлецом; в этом персонаже ни разу не названа черта, которая бы могла хотя бы в какой-то мере расположить к нему. Платон Горич о нем: «Отъявленный мошенник, плут» (с. 76). Хлестова: «Лгунишка он, картежник, вор» (с. 77) и др. При этом Загорецкий даже не оскорбляется подобными характеристиками: «И оскорбляться вам смешно бы, / Окроме честности есть множество отрад…» – произносит Чацкий. Честность и честь разделяют эти персонажи. Чацкий и Загорецкий оказывается крайними полюсами столичного московского общества, являясь частью его и одновременно сильно (но по-разному) «выдаваясь» из него:

Чацкий (+) —> Фамусов и московское общество <— Загорецкий (–).

Противопоставление Чацкого Загорецкому как бы «измельчает» характер Чацкого, но при этом «уравновешивает» систему персонажей. При такой расстановке героев (не обязательной при социально-политической интерпретации) система образов пьесы обретает устойчивость и равновесность, а главное – цельность. Все герои комедии Грибоедова разные, но они части единого целого, светского общества, к которому принадлежат и частью которого являются. Грибоедов стремится не противопоставить личности героев, но сопоставить их, не привести их к открытому сюжетному (и/или идеологическому) столкновению, но комическими средствами выявить сложную природу неоднозначной человеческой натуры и философически «смешать» их, разных героев, в едином доме (обществе), т. е. уравняв их в плане социальном (ибо они все гости одного дома), но разведя их в плане этическом, моральном. Грибоедов видел «пестроту» столичного света, но учитывал законы человеческого общежития. В конечном счете он вывел на первый план не социально-политические разногласия, а морально-нравственные, этические, психологические.

И если воспользоваться суждением, оброненным в комедии в связи с образом Загорецкого, и перенести его на Чацкого: «…у нас ругают / Везде, а всюду принимают» (с. 76) – то яснее становится итог комедии Грибоедова. В обществе, по Грибоедову, сохранится status quo. Со временем сплетни затихнут, и резкость суждений героя будет прощена. Это понимает автор, это понимает Фамусов и Хлестова, но этого (пока) не понимает влюбленный юный расстроенный Чацкий25. Оттого таким нелепым выглядит его побег из Москвы. Но Грибоедову важен такой герой – юный, эмоциональный, живой, сомневающийся, ошибающийся, дерзкий и даже в чем-то глупый, но именно в нем писатель видит черты лучшей части московского света, ибо он нравственен, чист, открыто откровенен, прямолинеен, «чувствителен». Автор видит нелепость поведения героя, но не судит его строго, не считает его более сумасшедшим, чем другие, скорее наоборот. Он больше, чем иные персонажи, наделен у Грибоедова умом сердца.

Выступая на стороне осужденного светом неординарного мыслителя Чаадаева, Грибоедов хочет показать, что «сумасшедший» публицист и философ не угрожает обществу, но стремится помочь ему, не призывает к борьбе или обличению Отечества, а пытается к лучшему изменить его устои и порядки. «…этот человек разумеется в противуречии с обществом, его окружающим, его никто не понимает, никто простить не хочет, зачем он немножко повыше прочих…» – пишет Грибоедов Катенину. Именно этим «простить не хочет» и обеспокоен Грибоедов. Он не выстраивает идеологические конфликты, не делает акцентов на социально-политической проблематике, не выдвигает гражданские приоритеты, он рассуждает философически, глубоко и емко. Писатель говорит о сложности и разнообразии мира, о цельности и противоречивости общества, об особости и особенности каждого человека. Он не хочет борьбы, не допускает принципиального столкновения – он на уровне комического повествования старается снять остроту конфликта, допустить свободу мнения каждого в обществе, добиться признания этих убеждений светом. Не во всем разделяя убеждения Чаадаева (и Чадского), тем не менее Грибоедов признает за ним (за ними) «здравомыслие» и право «своё суждение» иметь. Прав был Пушкин, когда говорил о том, что единственный по-настоящему умный в комедии – автор, Грибоедов.

***

Сегодня уже можно говорить о том, что подход, согласно которому в Чацком необходимо обязательно видеть героя, вступившего в идейную борьбу с окружающим его светом, устарел или (во всяком случае) может быть пересмотрен. Отказываясь от «классового подхода», допустимо предположить, что задача автора была не в выявлении борьбы, а в отказе от нее. В восприятии главной идеи комедии необходимо учитывать (прежде всего) позицию самого автора и его главную идею, художественную задачу, которую он перед собой ставил при создании «сценической поэмы». И для этого необходимо коснуться особенностей личности самого писателя.

Грибоедов сегодня – прежде всего автор блестящей комедии, т. е. литератор. Но Грибоедов в начале ХIХ века – прежде всего дипломат, государственный деятель. Сам «закон» дипломатической миссии, при которой с 1817 года служил Грибоедов, с одной стороны, отражал свойства его характера, с другой – накладывал на него определенный отпечаток.

Надо заметить, что характер Грибоедова был ярким, не простым и по-своему противоречивым. С одной стороны, подобно своему герою, его отличали неудержимая острота ума, яркость наблюдений и веселый нрав. Вспоминая петербургские годы Грибоедова (1815–1818), С.Н. Бегичев замечает: «С его неистощимой веселостью и остротой, везде, когда он попадал в круг молодых друзей, был он их душой…». П.А. Вяземский (1828): «…он умен, пламенен, с ним всегда весело». Об открытом добросердечном характере вспоминает А.А. Бестужев (Марлинский): «Кровь сердца всегда играла на его лице». Пушкин, как известно, говорил о Грибоедове: «Это один из самых умных людей в России». С другой стороны, тот же Вяземский, наблюдая за Грибоедовым, отмечал: «В Грибоедове есть что-то дикое... в самолюбии: оно, при малейшем раздражении, становится на дыбы, <…> в самолюбии своем, и в разговорах, в спорах были у него сшибки задорные». Т. е. он умен и при этом не сдержан, он остер и при этом может быть опасно резок, он душевен, но при этом может быть обидчив и холоден. И в таких характеристиках Грибоедов сам попадает в разряд «прототипа», о котором можно говорить со всей серьезностью и очевидностью: Чацкий более других героев пьесы персонаж авторский26.

Но важна для понимания основополагающей идеи пьесы и еще одна составляющая характера и взглядов Грибоедова. С одной стороны, слова А.А. Бестужева: «С Грибоедовым, как с человеком свободомыслящим, я нередко мечтал о желании преобразования России…». С другой – не участие Грибоедова в тайных обществах, его ирония по поводу того, что «сто прапорщиков хотят изменить весь государственный быт России». И на фоне всего сказанного выше – оценка Н.Н. Муравьева-Карского: «...Грибоедов в Персии был совершенно на своем месте... он заменял нам там единым своим лицом двадцатитысячную армию... не найдется, может быть, в России человека, столь способного к занятию его места». Т. е. сослуживец Грибоедова свидетельствует о его высоком дипломатическом даре, об умении быть гибким, терпимым, сдержанно разумным, миролюбивым и лояльным. Это последнее важно для понимания художественной задачи пьесы.

 


25 Ср. Гончаров: «Конечно, Павла Афанасьевича Фамусова он <Чацкий> не образумил, не отрезвил <...> Но теперь <...> наутро, благодаря сцене с Чацким, вся Москва узнает – и пуще всех "княгиня Марья Алексевна". Покой его <Фамусова> возмутится со всех сторон <...> Он едва ли даже кончит свою жизнь таким "тузом", как прежние <...> Молчалин после сцены в сенях не может оставаться прежним Молчалиным. Маска сдернута, его узнали и <...> ему надо прятаться в угол...» и т. д.
26 Как, вероятно, и его дядя, реальный (настоящий), чьи принципы, характер и поведение легли в основу образа Фамусова. См. отрывок «Характер моего дяди» Грибоедова: «Вот характер, который почти исчез в наше время, но двадцать лет тому назад был господствующим, характер моего дяди…» (и далее).

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности