Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика

«СЦЕНИЧЕСКАЯ ПОЭМА» А. ГРИБОЕДОВА «ГОРЕ ОТ УМА»

(продолжение)

О. В. Богданова,
Санкт-Петербургский государственный университет
доктор филологических наук, профессор

 

Итак, в московском обществе, изображенном Грибоедовым, все персонажи достаточно умны и по-своему глупы, все в определенной мере сумасшедшие. И при такой расстановке сил противопоставленность Чацкого фамусовскому обществу оказывается «снятой», «растушеванной», не пограничной и уж совсем не конфронтационной23. Не случайно восклицание Грибоедова в письме к С.Н. Бегичеву о реальном (не-художественном мире): «Какой мир! Кем населен! И какая дурацкая его история!» (4 января 1825 г. СПб.). И эти слова, вероятно, не просто случайно брошенное суждение, но и философии жизни художника и человека Грибоедова. И на этом фоне в комедии начинают угадываться черты трагедии – если и комедии, то человеческой.

Между тем Чацкий со всей определенностью выделяется на фоне гостей дома Фамусова, но выделяется не столько стремлением к борьбе, к непримиримому столкновению, как трактовалось привычно, сколько трепетностью искренних чувств, юношеской непоследовательностью, резкостью и радикальностью своих суждений. «Новизна» и «своеобразие» подобных взглядов вряд ли могли смутить Фамусова или кого-то из его знатных гостей: они наверняка слышали подобные речи в Английском собрании или в других домах (не случайно Фамусов часто оценки Чацкого переводит во множественное число и неопределенно-личную форму: «путешествуют», «болтают», «знают»). Главный герой отличается, скорее, чистотой суждений и принципов, их идеалистичностью и отчасти наивностью24. И в такой позиции Чацкий действительно оказывается противопоставленным всему свету. Даже Софья, лучшая среди других (Гончаров: «Софья Павловна индивидуально не безнравственна») – не на его стороне. Однако это противопоставление не носит характер социально-политический или идеологический. Но нравственный.

Пушкин говорил о комедии Грибоедова, что цель ее – «характеры и резкая картина нравов». И одну из главных сторон этой картины Грибоедов видел в лукавстве, которое царит в обществе. Все герои комедии лжецы, хитрецы и обманщики, вольные или невольные, злостные или случайные. Мотив лжи пронизывает всю пьесу Грибоедова – с первых ее страниц до последних, опосредует поведение героев, их поступки, характеры, психологию и речь.

Лукавят все персонажи: Софья и Молчалин, Фамусов и Лиза, Загорецкий и Репетилов, даже Чацкий. Это может быть «ложь во спасение», например, когда Лиза старается объяснить, зачем ранним утром переводит часы и заставляет их бить (Фамусов: «Все ты лжешь», с. 20; Лиза о себе перед Софьей: «…не помню, что врала», с. 21), или позже, когда в момент падения Молчалина с лошади старается объяснить обморок Софьи ее добросердечием. Но это может быть и уже сформировавшаяся привычка ко лжи. Та же Лиза, обыкновенно рассматриваемая критикой как персонаж «положительный», «из народа», в пятом явлении произнесет глубокомысленную сентенцию, собственный житейский принцип: «Грех не беда, молва нехороша…» (с. 26). И становится ясно, что образ Лизы тоже неоднозначен. Уже в следующей реплике, порицая Софью за влюбленность к Молчалину («Твердила я: в любви не будет в этой прока», с. 27), она в качестве возможного жениха для Софьи назовет полковника Скалозуба («И золотой мешок, и метит в генералы…», с. 27), и только потом вспомнит о Чацком: «Кто так чувствителен, и весел, и остер, / Как Александр Андреич Чацкий!» (с. 27). А к финалу действия и вовсе назовет Чацкого «бельмом в глазу» (с. 104).

Рядом с Лизой в первых же сценах комедии обнаружит лукавство Фамусов. Только что заигрывая со служанкой, он тут же скажет о себе, вдовце: «Монашеским известен поведеньем!..» (с. 23). Уже говорилось о том, что, тревожась за судьбу Софьи, он ругал «Кузнецкий мост» и французов, иностранных учителей. Но в беседе со Скалозубом вдруг произносит: «Дверь отперта для званых и незваных, / Особенно для иностранных» (с. 46). Он бранил европейскую моду, но вскоре восхищается: «Умеют же себя принарядить / Тафтицей, бархатцем и дымкой, / Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой, / Французские романсы вам поют…» (с. 47). Фамусов легко меняет свои пристрастия и сам характер беседы: с Чацким и Софьей он суров и прямолинеен, со Скалозубом – мягок, податлив и любезен.

Лжива Софья. Она не просто обманывает отца, в ее юные годы она уже выработала некоторые поведенческие принципы, которые в чем-то похожи на принципы ее «лучшего пророка» Лизы (с. 27). Как совсем недавно ее слуга-подруга высказывала наблюдения над жизнью, так теперь Софья: «Бывает хуже, с рук сойдет…» (с. 27). Т. е. она лгала отцу и прежде, в другом, в чем-то еще более серьезном. Она «непостоянна» в своем мнении: как уже отмечалось, только что отчитав Чацкого за равнодушие, она тут же в присутствии Скалозуба хвалит его: «Ах! Александр Андреич, вот – / Явитесь вы вполне великодушны, / К несчастью ближнего вы так неравнодушны» (с. 54). Кажется, у нее действительно перед глазами «пример отца».

Нагнетанию мотива лжи служит появление в четвертом явлении первого действия рассказ о «сне» Софьи, который, как уже было сказано, был внесен в текст одним из последних. Нужен ли он был автору для обрамления композиции комедии? Возможно, да. Но, может быть, он был необходим, чтобы усилить звучание мотива лживости общества, в том числе смешать «хорошие инстинкты» героини «с ложью». Софья, которая ближе всех стоит в комедии к Чацкому, с первого своего появления в комедии лжет, обманывает отца. Кажется, не совершает ничего греховного, но лжет. Причем далее этот «сон» будет работать еще раз – при появлении Чацкого (ее лживая реплика отцу: «Сон в руку…») и вплоть до финала комедии. Любопытно, что не кто-то другой, а именно Софья станет источником лживой сплетни о сумасшествии Чацкого.

Молчалин лжив вдвойне и втройне. С одной стороны, лживы его ухаживания за Софьей (о любви к Софье – «ее по должности <люблю>», с. 57; «Я в Софье Павловне не вижу ничего… <…> И вот любовника я принимаю вид / В угодность дочери такого человека…», с. 106). С другой стороны, он лжет, кажется, и Лизе (трудно поверить в искренность его чувства к служанке). Но он лжет и Фамусову («С бумагами-с», например) и лжет неоднократно.

Да и Чацкий лжет. Правда, лжет самому себе, обманывается надеждами на любовь Софьи. «Я только тешил сам себя…» (с. 30). «К чему обманывать себя мне самого?» (с. 104). Но его ложь иная – он не обманывает, а обманывается, он не лукавит, а заблуждается.

И в этом плане Чацкий вновь оказывается лучше других, чище, даже наивнее. Он противопоставлен обществу, но снова не по политическим соображениям, но по морально-этическим. И тогда говорить о противопоставлении главного героя Фамусову представляется невозможным, ибо Фамусов, с одной стороны, не самый безнравственный персонаж пьесы, а с другой стороны, занимает центральную (серединную) позицию в московском свете. И в таком случае говорить о противопоставлении Чацкого можно, например, бесчестному Загорецкому, действительно представляющему другое, решительно противоположное Чацкому крыло общества. Противопоставление в таком случае действительно оказывается основанным не на социальных разногласиях и гражданских оппозициях, но на принципах моральных, нравственных, этических.

 


23 Ср. Гончаров: «Грибоедов <…> неспроста кончил пьесу этой катастрофой. В ней не только для Софьи, но и для Фамусова и всех его гостей, "ум" Чацкого, сверкавший, как луч света в целой пьесе, разразился в конце в тот гром, при котором крестятся, по пословице, мужики».
24 Вряд ли зрелый, с жизненным опытом человек не написал бы «двух слов» своей возлюбленной, оставив ее на три года одну. Скорее наоборот, писал бы, рассказывал бы, привлекал бы ее к своим впечатлениям и наблюдениям, формировал бы в ней («воспитывал») друга и сторонника. Вряд ли достигший понимания жизни герой, умеющий «властвовать собою», допустил бы те странные выпады в доме отца невесты, о чем писал Пушкин. По сути Чацкий Грибоедова – это Онегин Пушкина, еще не уехавший (и не собирающийся уезжать) из Петербурга, еще не бросивший свет. Почти Ленский. Онегину понадобилось для взросления еще много лет, Чацкому нужно еще больше.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 -На следующую страницу


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности