Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
ГлавнаяБИБЛИОТЕКА Литературоведение. Критика

Джордж Оруэлл

НОВЫЕ  СЛОВА
(1940)

(окончание)

Перевод Глеба Разумовского
Предисловие Михаила Эпштейна

Первое, что приходит на ум – это кинематограф. Все должно быть заметили необыкновенные возможности, скрытые в фильме – силу искажения, фантазии, возможность преодоления границ физического мира. Я полагаю, что только в силу коммерческой необходимости, кино использовалось в основном ради жалких имитаций театральных пьес, вместо стремления к тому, что за пределами сцены. При должном употреблении фильм – одно из возможных средств передачи процессов сознания. Сон, например, как я говорил выше, совершенно невыразим в словах, но может быть вполне хорошо представлен на экране. Много лет назад, я видел фильм Дугласа Фейербанкса, часть которого была воплощением сна. Большая часть, конечно, состояла из дурашливых шуток о сне, где герой оказывался на людях голышом, но в течение нескольких минут это было и правда как во сне, в форме недоступной для слов, картин и даже музыки. Подобные проблески я видел и в других фильмах. Например, в "Докторе Калигари", фильме, впрочем, в основном просто комедийном, с фантазией ради самой фантазии, без особого смысла. По-видимому, в рассудке происходит не много такого, что не могло бы быть воспроизведено удивительной властью кино. Миллионер с частным кинематографом, бутафорией и труппой разумных актеров мог бы при желании сделать свою внутреннюю жизнь всеобщим достоянием. Он мог бы объяснить настоящие мотивы своих действий, вместо логически обоснованного вранья, показать то, что обычному человеку приходится держать внутри себя, не имея для этого слов. В общем, он мог бы добиться понимания. Конечно, вовсе не желательно, чтобы всякий заурядный человек, отнюдь не гений, превращал свою внутреннюю жизнь в зрелище. Но хотелось бы обнаружить те чувства, ныне безымянные, которые присущи всем людям. Все мощные импульсы, невыразимые в словах и порождающие ложь и недоразумения, могли бы быть отслежены, изображены, согласованы и названы. Я уверен, что кино, с его почти неограниченной силой изобразительности, способно достичь этого в руках истинных исследователей, хотя перевести мысли в зрительную форму не всегда будет легко - поначалу это будет так же трудно, как и в любом другом искусстве.

Замечание о конкретной форме, которую должны приобретать новые слова. Предположим, несколько тысяч человек, обладающих необходимым временем, талантом и деньгами, возьмутся за пополнение языка и придут к соглашению о количестве новых и необходимых слов. Им при этом понадобятся меры предосторожности, чтобы не создать просто-напросто волапюк, который выйдет из употребления, как только будет изобретен. Вероятно, слово, даже еще не существующее, имеет как бы естественную форму или, скорее, разные естественные формы в разных языках. Если бы языки были в полной мере выразительными, не было бы необходимости играть со звуками, как сейчас, но я полагаю, всегда должна быть какая-то связь между звучанием и значением слова. Распространена и правдоподобна следующая теория возникновения языка. Первобытный человек, не имея еще слов, полагался на жесты и, как любое животное, криком привлекал внимание в момент жестикуляции. Люди инстинктивно делают жесты, которые соответствуют их намерениям, и все части тела, включая язык, тоже движутся соответственно. От этого определенные движения языка – т. е. определенные звуки – стали ассоциироваться с определенным значением. В поэзии можно указать на слова, которые, кроме своего прямого значения, передают определенные понятия – звуком. Например: "Deeper than did ever plummet sound" (Шекспир — в нескольких местах, мне кажется). "Past the plunge of plummet" (А. Э. Хаусман). "Тhe unplumbed, salt, estranging sea’ (Мэтью Арнолд), и т. д. ("Глубже, чем когда-либо погружался звук". "Дальше, чем ввергнулся груз". "Бездонное, соленое, отдаляющее море"). Очевидно, кроме своего прямого значения, звучание plum- или plun- ассоциируется с бездонным океаном. Следовательно, при формировании новых слов необходимо будет обращать внимание на уместность звучания, как и на точность значения. Нельзя, как делается сейчас, просто вычленять новое слово из старых, но нельзя и создавать его из произвольного набора букв. Надо будет найти естественную форму слова, и это потребует сотрудничества большого числа людей, как требуется ныне согласие многих о значении слова.

Я написал это наспех и, перечитывая, вижу слабые места в своей аргументации и много банальностей. В любом случае, большинству сама идея реформы языка покажется дилетантизмом или капризом. Тем не менее, стоит принять во внимание глубину непонимания между людьми, по крайней мере, не близко знакомыми. В настоящее время, по словам Самуэля Батлера, наивысшее искусство (т. е. наилучшая мысле-передача) должно быть "прожито" от человека к человеку. В этом не было бы нужды, будь наш язык точнее. Интересно, что в то время как наше знание развивается и наша жизнь и, следовательно, наш ум усложняются столь быстро, язык, главное средство коммуникации, движется еле-еле. Именно поэтому, я думаю, идея намеренного (deliberate) изобретения слов заслуживает, по крайней мере, обсуждения.

Примечания

1 Воображенье – океан,
Где каждой вещи образ дан;
Оно творит в своей стихии
Пространства и моря другие.
(«Сад», Эндрю Марвелл 1621-1678, английский поэт-метафизик, пер. Г.Кружкова).

2 Шекспир, сонет 107, пер. С. Маршака. (прим. переводчика)

3 Идея заключается в том, что демоны нападут на тебя за самоуверенность. Так, дети верят, что если сказать "поймал", когда рыба уже на крючке, но еще не вытащена, – она сорвется; если надеть доспехи еще до своей очереди бить – сразу вылетишь из игры. Подобные представления часто остаются и у взрослых. Взрослые менее суеверны, чем дети, пропорционально возрастанию своей власти над окружением. В опасных ситуациях, в которых бессилен каждый (война, азартная игра), суеверны - все.

4 Я однажды занялся составлением списка писателей, названных критиками "сентиментальными". В результате туда попали чуть ли не все английские писатели. Слово это – фактически бессмысленный символ ненависти, подобно бронзовым треногам у Гомера, которые давались гостям в знак дружбы.

 


На предыдущую страницу- 1 - 2 - 3 -


В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2020 г.
Политика конфиденциальности