Культура письменной речи - gramma.ru

НАЙТИ

 
Главная БИБЛИОТЕКА Русская поэзия

К. Н. БАТЮШКОВ
1787-1855

Публикуется по изданию "Русская поэзия XIX - начала XX в." М.: Худ. лит., 1987
Электронная версия подготовлена А. В. Волковой - www.slovesnik.ru

 

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Как ландыш под серпом убийственным жнеца
        Склоняет голову и вянет, 
Так я в болезни ждал безвременно конца
        И думал: парки час настанет. 
Уж очи покрывал Эреба мрак густой,
        Уж сердце медленнее билось: 
Я вянул, исчезал, и жизни молодой,
        Казалось, солнце закатилось. 
Но ты приближилась, о жизнь души моей,
        И алых уст твоих дыханье, 
И слезы пламенем сверкающих очей,
        И поцелуев сочетанье, 
И вздохи страстные, и сила милых слов
        Меня из области печали - 
От Орковых полей, от Леты берегов -
        Для сладострастия призвали. 
Ты снова жизнь даешь; она твой дар благой,
        Тобой дышать до гроба стану. 
Мне сладок будет час и муки роковой:
        Я от любви теперь увяну.

Июнь или июль 1807

ВОСПОМИНАНИЕ

Мечты! - повсюду вы меня сопровождали 
И мрачный жизни путь цветами устилали! 
Как сладко я мечтал на Гейльсбергских полях, 
        Когда весь стан дремал в покое
И ратник, опершись на копие стальное, 
Смотрел в туманну даль! Луна на небесах
        Во всем величии блистала 
И низкий мой шалаш сквозь ветви освещала; 
Аль светлый чуть струю ленивую катил 
И в зеркальных водах являл весь стан и рощи; 
Едва дымился огнь в часы туманной нощи 
Близ кущи ратника, который сном почил. 
О Гейльсбергски поля! О холмы возвышенны! 
Где столько раз в ночи, луною освещенный, 
Я, в думу погружен, о родине мечтал; 
О Гейльсбергски поля! В то время я не знал, 
Что трупы ратников устелют ваши нивы, 
Что медной челюстью гром грянет с сих холмов, 
        Что я, мечтатель ваш счастливый, 
        На смерть летя против врагов, 
Рукой закрыв тяжелу рану, 
Едва ли на заре сей жизни не увяну...- 
И буря дней моих исчезла как мечта!..
        Осталось мрачно вспоминанье... 
Между протекшего есть вечная черта:
        Нас сближит с ним одно мечтанье. 
Да оживлю теперь я в памяти своей 
        Сию ужасную минуту, 
        Когда, болезнь вкушая люту
                И видя сто смертей, 
Боялся умереть не в родине моей! 
Но небо, вняв моим молениям усердным,
        Взглянуло оком милосердым: 
Я, Неман переплыв, узрел желанный край, 
        И, землю лобызав с слезами, 
Сказал: "Блажен стократ, кто с сельскими богами, 
Спокойный домосед, земной вкушает рай 
И, шага не ступя за хижину убогу, 
        К себе богиню быстроногу 
                В молитвах не зовет! 
        Не слеп ко славе он любовью, 
Не жертвует своим спокойствием и кровью: 
Могилу зрит свою и тихо смерти ждет".

Между июлем 1807
и ноябрем 1809 

ВЕСЕЛЫЙ ЧАС

Вы, други, вы опять со мною 
Под тенью тополей густою, 
С златыми чашами в руках, 
С любовью, с дружбой на устах!

        Други! сядьте и внемлите 
        Музы ласковой совет. 
        Вы счастливо жить хотите 
        На заре весенних лет? 
        Отгоните призрак славы! 
        Для веселья и забавы 
        Сейте розы на пути; 
        Скажем юности: лети! 
        Жизнью дай лишь насладиться, 
        Полной чашей радость пить: 
        Ах! не долго веселиться 
        И не веки в счастьи жить!

Но вы, о други, вы со мною 
Под тенью тополей густою, 
С златыми чашами в руках, 
С любовью, с дружбой на устах.

        Станем, други, наслаждаться, 
        Станем розами венчаться; 
        Лиза! сладко пить с тобой, 
        С нимфой резвой и живой! 
        Ах! обнимемся руками, 
        Съединим уста с устами, 
        Души в пламени сольем, 
        То воскреснем, то умрем!..
        
Вы ль, други милые, со мною, 
Под тенью тополей густою, 
С златыми чашами в руках, 
С любовью, с дружбой на устах?

        Я, любовью упоенный,
        Вас забыл, мои друзья,
        Как сквозь облак вижу темный
        Чаши золотой края!..
        Лиза розою пылает,
        Грудь любовию полна, 
        Улыбаясь, наливает 
        Чашу светлого вина. 
        Мы потопим горесть нашу, 
        Други! в эту полну чашу, 
        Выпьем разом и до дна 
        Море светлого вина!

Друзья! уж месяц над рекою, 
Почили рощи сладким сном; 
Но нам ли здесь искать покою 
С любовью, с дружбой и вином? 
О радость! радость! Вакх веселый 
Толпу утех сзывает к нам; 
А тут в одежде легкой, белой 
Эрато гимн поет друзьям: 
"Часы крылаты! не летите, 
И счастье мигом хоть продлите!" 
Увы! бегут счастливы дни, 
Бегут, летят стрелой они! 
Ни лень, ни счастья наслажденья 
Не могут их сдержать стремленья, 
И время сильною рукой 
Погубит радость и покой, 
Луга веселые зелены, 
Ручьи кристальные и сад, 
Где мшисты дубы, древни клены 
Сплетают вечну тень прохлад,- 
Ужель вас зреть не буду боле? 
Ужели там, на ратном поле, 
Судил мне рок сном вечным спать? 
Свирель и чаша золотая 
Там будут в прахе истлевать; 
Покроет их трава густая, 
Покроет, и ничьей слезой 
Забвенный прах не окропится... 
Заране должно ли крушиться? 
Умру, и все умрет со мной!..

Но вы еще, друзья, со мною 
Под тенью тополей густою, 
С златыми чашами в руках, 
С любовью, с дружбой на устах.

Между началом 1806 и февралем 1810


- 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 -На следующую страницу




В РАЗДЕЛЕ:



РЕКЛАМА





При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Культуру письменной речи" обязательна
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС-77-22298. Все права защищены © A.Belokurov 2001-2019 г.
Политика конфиденциальности